EN
EN

Отрасли

  • Авиация и аэропорты
  • Автомобильная промышленность
  • Банки и финансовые институты
  • Государственный сектор
  • Грузоперевозки и логистика
  • Добыча и природные ресурсы
  • ЖКХ
  • Интернет и информация
  • Инфраструктура
  • Машиностроение
  • Медицина и фармацевтика
  • Металлургия
  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Между песочницей и железным забором. Что будет с регулированием криптовалют

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Россия делает сложный выбор пути регулирования цифровой экономики, какие есть варианты? Стоит ли участникам процесса бояться отсутствия компетенций и ICO, выбрать американскую модель или создать крипторубль?

Россия продолжает искать свой путь регулирования криптовалют. 24 октября президент Владимир Путин дал поручения ведомствам по теме регулирования крипотвалют, обозначив конкретные сроки, к которым, должны быть готовы поправки в законодательство. Но сами ведомства, видимо, не до конца понимают, о чем идет речь. Секретарь Совета безопасности Николай Патрушев накануне заявил, что эксперты ведомства с отношением к криптовалюте пока не определились, поскольку «не могут сказать, что это такое, чтобы можно было пощупать», передает РИА Новости. Он подчеркнул, что мнения на эту тему есть разные: кто-то считает, что «в этом будущее, что мы можем уйти от долларовой зависимости», другие специалисты, напротив, говорят, что это «чистой воды мошенничество». «Нам сначала нужно осознать, что это такое (чтобы принимать решения)», — заключил он.

Поручения президента

Глава государства по итогам совещания по цифровым технологиям в финансовой сфере поручил к 1 июля 2018 года обеспечить регулирование публичного привлечения денежных средств и криптовалют путем размещения токенов (ICO). В сообщении на сайте Кремля указывалось, что регулирование предполагается ввести по аналогии с тем, как оно осуществляется при первичном размещении ценных бумаг. Президент поручил Банку России также создать специальную регулятивную площадку («сэндбокс» — англ. песочница) для тестирования финансовых технологий, продуктов и услуг до введения правил регулирования.

Путин распорядился также подготовить к этому сроку поправки по определению статуса новых цифровых технологий и их понятий (в том числе таких, как «технология распределенных реестров», «цифровой аккредитив», «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт»). Глава государства подчеркнул, что власти должны исходить из «обязательности рубля в качестве единственного законного платежного средства в России». Правительство совместно с Центробанком в эти же сроки, по поручению Путина, должны внести в законодательство изменения, связанные с майнингом криптовалют и его организацией. Новые правила должны включать «регистрацию хозяйствующих субъектов, осуществляющих такую деятельность», и порядок ее налогообложения.

По итогам встречи первый заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова сообщила, что поручения президента потребуют «огромного изменения практически во всех документах» в «сжатые сроки». Она отмечала, что создание рабочей группы по этим причинам — «оправданно» и заявила, что готова в случае соответствующего предложения возглавить ее.

Глава Минкомсвязи Николай Никифоров на форуме «Открытых инноваций» сообщил журналистам, что его ведомство со своей стороны готово создать криптосредства. В противном случае их, по его мнению, в течении двух месяцев сделают партнеры по ЕврАзЭС. В то же время потенциальное криптосредство не будет доступно для публичного майнинга, а станет управляться централизованным образом. Для вывода в фиат потребуется авторизация, чтобы государство могло взимать налоги, а участники — легализовать доходы. При этом криптовалюта это будет или криптотовар, решит только Банк России, который принимает решение по экономическим вопросам, а Минкомсвязи готово взять на себя ответственность лишь за техническую реализацию, подчеркивал министр.

Руководитель группы консультирования по перспективным технологиям KPMG Николай Легкодимов в беседе с Forbes отмечает, что выводы делать пока рано, но «складывается ощущение, что есть борьба между разнонаправленными векторами». По его мнению, руководству страны с одной стороны не хочется отставать от повестки на фоне других государств, с другой, как и другим странам, России не хочется потерять контроль над исключительным правом Центробанка по эмиссии денежной массы и ее обороту.

Мнение рынка

По мнению Андрея Новаковского, управляющего партнера адвокатского бюро «Линия права», больше выгод государство получит, если выведет из «серой зоны» операции граждан с криптовалютами, поскольку «они продолжатся, даже несмотря на официальный запрет (жажда обогащения правит бал)»; продемонстрирует всему миру «открытость новым технологиям и смелость в работе с новыми сущностями экономики цифрового типа», а также привлечет в страну новые инвестиции  за счет легализации криптовалют по примеру Японии.  «Вынужденное участие России в международных аспектах новой расчетной экосистемы придаст новый мощный импульс развитию российских компьютерных технологий», — уверен собеседник Forbes.

В то же время однозначно формулировать позицию властей он пока не берется. «Сейчас процесс осознания новых сущностей «кипит» в разных ведомствах, так или иначе причастных к проблематике, — Госдуме, ЦБ, Минфине, Минсвязи, Минэкономразвития», — говорит он, признавая, что пока руководство государства видит угрозы и от криптовалют и от ICO. И если ICO-проблематика, по его мнению, понятна — стремление обезопасить розничных инвесторов от рисков мошенничества требует «правил игры», подобных тем, которые работают на рынке ценных бумаг или розничных финансовых услуг, то проблематика криптовалют «много сложнее».

«Что такое криптовалюта сейчас? Это инвестиционная ценность. Какая у нее потребительная стоимость? Средство расчетов. В этом последнем качестве криптовалюта становится полноценными деньгами. Пока узаконили криптовалюту в таком качестве лишь несколько стран, пионер — Япония. В других странах продолжает иметь место неопределенность в части правовой природы крипты. В чем угроза криптовалюты? Неконтролируемое хождение «иностранной валюты», составляющей конкуренцию рублю, оказывающей на него инфляционное давление. В конечном счете это угроза способности суверена регулировать денежно-кредитную политику государства как внутри страны, так и во внешней торговле», — поясняет собеседник Forbes.

CEO и сооснователь блокчейн-платформы Blackmoon Crypto Олег Сайдак уверен, что власти видят в ICO как угрозы, так и возможности. «Если бы это было не так, их поведение отличалось бы от текущих метаний между «разрешить» и «запретить». При этом власти, как это часто бывает, яснее видят риски, нежели возможности», — признает он в беседе с Forbes. Сайдак обращает внимание на проблему компетенций в государственных структурах по работе с криптовалютами. «Как говорится, и хочется, и колется. К сожалению, чтобы работать с видимыми рисками у властей не хватает компетенций. А экспертное сообщество не структурировано и избегает прямого диалога, не рассчитывая найти поддержку и понимание», — объясняет он.

«С одной стороны, то что в речи президента прозвучало слово «песочница» — это позитивный момент. Этот формат выбирают прогрессивные страны, которые пытаются выстраивать диалог между регуляторами и бизнесом, достигая компромисса между государством и коммерцией», — видит позитивный момент Легкодимов. Однако отмечает, что в околорегуляторных кругах видна приверженность американскому подходу, который допускает к участию в процедуре ICO лишь квалифицированных инвесторов. «Кроме того, в околоправительственных кругах ICO во многом считают недобросовестной практикой. То есть сегодня ее не понимают и опасаются. Будет ли баланс между «песочницей» или зарегулированием — поймем после решений Центробанка», — заключает он.

Криптовалюты и рубль

Говоря об угрозах криптовалют для российской валюты, собеседник Forbes отмечает, что «всегда был противником использования децентрализованных криптовалют в качестве прямых средств платежа». «Эта их функция несет в себе слишком много экономических и политических рисков, чтобы позволить ей существовать в каждодневном обороте. При этом процесс оплаты с участием криптовалюты может в обязательном порядке проходить через рубль. Также как это происходит с банковской картой, привязанной к валютному счету», — рассуждает Сайдак.

«Есть риск, что крипторубль лишь по форме будет криптовалютой. По содержанию он может оказаться обычной цифровой валютой, лишенной криптовалютных преимуществ — распределенности, трансграничности, анонимности и прозрачности всей цепочки», — практически согласился с коллегой Легкодимов. Он опасается, что таким образом будет выполнена «своеобразная криптовалютная повестка», но по содержанию это будет один обычный безналичный рубль, что он сравнивает с «карго-культом» в цифровой экономике.

Такой подход, по его мнению, будет незаметен для потребителя, а для государства даст понимание всех процессов и спокойствие за управляемость денежной системой. Собеседник Forbes подчеркивает, что платежная функция криптовалюты — лишь «маленькая толика тех преимуществ, которые можно получить от использования технологий блокчейн». «Главный вопрос состоит в том, готово ли государство к корректировке отдельных законов и элементов управления для того, чтобы дать дорогу новым технологиям. Или оно намерено цепляться за устоявшиеся процедуры с одной только мыслью «как бы чего не вышло»?», — заключает сооснователь Blackmoon Crypto.

Новаковский отмечает, что жесткий запрет криптовалют — избыточен. «Действительно, есть угрозы для рубля, но ведь справляются монетарные власти страны с давлением на рубль доллара и евро (а капитализация самой крупной криптовалюты несравнимо меньше). Почему не рассмотреть некоторые криптовалюты (не все, но наиболее капитализированные и ликвидные) в качестве обычной иностранной валюты, урегулировать перечень лиц, которым разрешены операции с криптой, и типы допустимых операций; проводить торги криптой на официальных биржах для установления достоверного уровня справедливой рыночной цены?», — рассуждает он.

Источник: Forbes