EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Верховный суд рассказал, как делить акции между бывшими супругами. Комментарий Дмитрия Королева для Право.ru

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Считаются ли акции каждого из супругов, купленные в браке, общим имуществом? Если да, то почему часть из них зарегистрирована за мужем, а часть – за женой? Если нет, то почему супруги не заключили письменное соглашение об их разделе? И та, и другая точка зрения заслуживают внимания. О том, какая из них основана на законе, рассказал Верховный суд.

После прекращения отношений между супругами они решили разделить в суде совместно нажитое имущество, среди которого были и обыкновенные именные бездокументарные акции. Жена в 1997 году купила 3500 акций, а в 2012 году подарила 2500 акций сыну. Муж тоже покупал акции с 1992 года, и на момент спора за ним было зарегистрировано 21 673 акции. 

В суде жена настаивала, что все указанные акции входят в состав общего имущества, и просила поделить их пополам. Муж, напротив, уверял суд, что они с супругой достигли соглашения о разделе акций, – каждый получает те, которые за ним зарегистрированы. Поэтому супруг просил суд исключить их из состава общего имущества.

В период судебного рассмотрения спора в обществе, акциями которого владели супруги, было проведено внеочередное общее собрание акционеров. На нем принято решение – увеличить уставной капитал путём размещения дополнительных обыкновенных именных бездокументарных акций. По мнению жены, это привело к более чем двукратному размыванию совместно нажитого пакета акций и уменьшило ее долю. Если до принятия собранием этого решения каждый из супругов мог получить в собственность 22,82% уставного капитала, то после его увеличения – лишь 11,11%. Поскольку супруг – мажоритарный акционер общества (45,63%), его голос на собрании имел решающее значение. Кроме того, он одновременно являлся председателем собрания и председателем совета директоров общества.

В ходе судебного заседания жена пыталась доказать, что решение об увеличении уставного капитала общества экономически нецелесообразно и направлено против нее. Она заблаговременно письменно извещала мужа и названное общество о своём возражении, а также заявляла суду ходатайства об обеспечении иска. Однако Старооскольский городской суд Белгородской области отклонил ее ходатайства и не стал делить акции общества. Он посчитал, что открытие раздельных лицевых счетов и первоначальное приобретение каждым из супругов сопоставимого количества акций (3418 и 3500) с зачислением их на соответствующий счёт свидетельствует о заключённом между ними соглашении. По мнению суда, супруги договорились, что в собственность каждого из них передаётся то количество акций, которое зарегистрировано на его лицевом счёте в системе ведения реестра акционеров. Апелляция согласилась с выводами нижестоящего суда.

Жену это не устроило, и она обратилась в ВС. Тот изучил материалы дела и понял, что в них нет доказательств, подтверждающих достигнутое соглашение о разделе совместно нажитого имущества между истцом и ответчиком. ВС решил: сам по себе факт открытия лицевых счетов на имя каждого из супругов и приобретение каждым из них акций одного общества не могут свидетельствовать о достижении супругами соглашения о том, что находящиеся и приобретаемые впоследствии за счёт общих средств ценные бумаги являются собственностью того супруга, на лицевом счёте которого они находятся (п. 2 ст. 34 СК). Поэтому ВС отменил решения нижестоящих судов в части отказа от включения обыкновенных акций в состав общего имущества супругов и их раздела и направил дело в отменённой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 57-КГ17-17). На сегодняшний день дело еще не рассмотрено.

«До настоящего определения существовала весьма противоречивая практика относительно того, можно ли расценивать волевые действия супругов, совершенные в браке, как распоряжение имуществом с точки зрения его раздела. Суды в каждом случае оценивали факты по-разному. ВС поставил точку в этом вопросе: любое имущество независимо от способа и порядка его оформления является общей собственностью», – заявила адвокат, советник DS Law в Санкт-Петербурге Екатерина Ильина. «ВС подтвердил существующие в судебной практике правила о том, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором. Считаю, что таким образом как кодекс, так и судебная практика дает посыл спорящим сторонам на достижение договоренностей во внесудебном порядке», – сообщила старший юрист ЮФ «КЛИФФ» Елена Кузнецова.

Безусловно, принятое определение окажет положительное влияние на дальнейшее формирование судебной практики в бракоразводных процессах. Ведь раньше суды, как правило, ограничивались отступлением от начал равенства долей супругов лишь в целях защиты интересов несовершеннолетних детей (№ 41-КГ15-11). Обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестном поведении одного из супругов, в результате которого произошло уменьшение общего имущества, зачастую игноровались судами. 
Комментарий юриста Линии Права Дмитрия Королева

Он также рассказал, что в судебной практике уже встречались случаи, когда в период развода один из супругов совершает действия, направленные на размытие доли другого, – и такие действия признавались злоупотреблением правом (№ 305-ЭС15-10150).

Автор: Алина Михайлова
Источник: Право.ru