EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Спор из-за принудительного выкупа акций. Стратегия по назначению экспертизы

СтатьяКонтакты для прессы: pr@lp.ru

В делах о взыскании убытков из-за занижения выкупной цены акций экспертиза — ключевое доказательство. Как выбрать организацию, какие вопросы ставить перед экспертом — в статье.

Вслучае принудительного выкупа акций (ст. 84.8 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон № 208-ФЗ) миноритариям доступен только один способ защиты — взыскание убытков, причиненных в результате занижения цены. С таким иском акционер должен обратиться в течение шести месяцев со дня, когда он узнал о списании с его лицевого счета (счета депо) выкупаемых ценных бумаг.

В большинстве случаев результаты споров о принудительном выкупе зависят от судебной оценочной экспертизы. Это направление является ключевым в борьбе между акционерами по итогам принудительного выкупа.

Назначение экспертизы

Установление цены акций требует применения специальных познаний. Но это не говорит о безусловной обязанности суда назначать экспертизу по первому требованию сторон. Истцу нужно продемонстрировать суду, что есть сомнения в справедливости оценки, на основании которой состоялся выкуп.

На заметку: Экспертиза отчета об оценке проводится в порядке ст. 17.1 Федерального закона от 29.07.1998 № 135‑ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» и признается судами в качестве единственной надлежащей формы «рецензирования» отчетов об оценке

Самый очевидный способ доказать подобные обстоятельства — представить альтернативный отчет об оценке, результат экспертизы СРО. Такой отчет должен быть отрицательным в отношении отчета об оценке, положенного в основу цены принудительного выкупа, и положительным в отношении представляемого в суд альтернативного отчета.

Когда в деле два противоречащих друг другу отчета об оценке акций (и/или заключения СРО), суды, как правило, должны назначать судебную оценочную экспертизу.

Мы столкнулись с этой проблемой на практике, когда суды первой и апелляционной инстанций попытались разрешить спор без назначения экспертизы. Основание — спорные акции торговались на бирже и принудительный выкуп состоялся по цене, соответствовавшей котировкам. Суд первой инстанции отклонил исковые требования, и решение было поддержано апелляцией. В подобных ситуациях обосновать наличие убытков без проведения судебной оценочной экспертизы крайне проблематично.

Нам удалось отменить эти судебные акты в кассации. Арбитражный суд Московского округа указал, что вывод об отсутствии убытков без назначения судебной экспертизы является преждевременным, и в результате направил дело на новое рассмотрение1.

--------

1. Постановление АС Московского округа от 18.04.2019 по делу № А40-125543/2018

--------

В качестве обоснования для отмены судебных актов мы ссылались на следующее.

КС неоднократно указывал, что принудительный выкуп акций у миноритарных акционеров должен осуществляться при обеспечении эффективного судебного контроля — в целях защиты прав таких акционеров как слабой стороны в корпоративных отношениях. Поэтому исследование всех обстоятельств, которые могут свидетельствовать о существенном нарушении требований законодательства или о злоупотреблении правами и тем самым влиять на установление справедливой цены, обязательно 2.

--------

2. определения КС от 03.07.2007 № 681-О-П№ 713-О-П и № 714-О-П

Верховный суд ссылался на эту правовую позицию КС 3. Суд прямо указал на необходимость назначения судебной экспертизы по таким спорам для проверки достоверности отчета об оценке и определения рыночной стоимости выкупленных акций.

Судебная коллегия признала необоснованным отказ нижестоящих судов в назначении судебной экспертизы. ВС отметил, что отчет об оценке, представленный мажоритарным акционером, не имел для судов заранее установленной силы, подлежал оценке по общим правилам гл. 7 АПК в совокупности с другими доказательствами. Нижестоящие суды этого не учли. В связи с наличием двух противоречащих друг другу отчетов об оценке Судебная коллегия прямо указала на необоснованность отказа судов от назначения судебной экспертизы.

--------

3. определение ВС от 30.03.2015 № 304-ЭС14-2120

Когда суд может отказать в назначении экспертизы

В большинстве случаев суды назначают экспертизу при наличии двух противоречащих друг другу отчетов об оценке. Так, в 31 из 53 дел по данной категории споров суды удовлетворяли ходатайства сторон о назначении судебной экспертизы либо в первой, либо в апелляционной инстанции.

В 13 делах судебная экспертиза не назначалась, но это было связано только с тем, что стороны не заявляли такого ходатайства.

Интерес вызывают оставшиеся девять дел, в которых суды отказали в назначении судебной экспертизы. Причины такого отказа:

истцы не представили доказательств, подтверждающих недостоверность отчета об оценке, на основании которого состоялся принудительный выкуп акций 4;

истцы не внесли денежные средства на депозитный счет судов. Это самостоятельное основание для отказа в назначении судебной экспертизы 5;

истец пропустил шестимесячный срок для обращения в суд 6;

суд использовал результаты судебной экспертизы по другому (связанному) спору 7.

Видно, что, с одной стороны, суды, как правило, назначают экспертизу. С другой стороны, суды могут и не делать этого, если имеет место процессуальная пассивность истцов, которые не представляют никаких доказательств в подтверждение своих требований.

--------

4. постановления АС Уральского округа от 03.02.2017 по делу № А76-801/2016АС МО от 03.08.2018 по делу № А40-149587/17, 9ААС от 11.01.2013 по делу № А40-109377/12

5. решения АС г. Москвы от 07.02.2018 по делу № А40-216237/17от 16.06.2014 по делу № А40-10102/2014

6. постановление 17ААС от 05.02.2014 по делу № А27-6007/2013

7. постановление АС Поволжского округа от 09.08.2017 по делу № А49-14073/2016

Чтобы избежать отказа в иске без проведения экспертизы, истцам следует выполнить все условия, необходимые для назначения судебной экспертизы. Во-первых, представить альтернативный отчет об оценке, экспертное заключение СРО, подтверждающие недостоверность отчета об оценке, на основании которого была определена цена выкупа акций. Во-вторых, важно выполнить все формальные условия для проведения судебной экспертизы, в том числе внести необходимые средства на депозитный счет суда.

Ситуация № 1: акции торговались на бирже

Иногда выкупаемые акции торгуются на фондовом рынке и принудительный выкуп происходит по цене, соответствующей котировкам.

Здесь важную роль играет постановление Президиума ВАС от 13.09.2011 № 443/11. ВАС указал, что результат оценки судом стоимости акций не может существенно отличаться от цены, сформировавшейся в ходе ранее заключенных сделок на рынке ценных бумаг и выкупа акций на основании обязательного или добровольного предложения.

Считается, что биржевые котировки являются наиболее объективным средством установления справедливой рыночной цены товара. Тут всегда велик соблазн для суда разрешить спор исходя только лишь из биржевых котировок, особенно с учетом упомянутой позиции Президиума ВАС. Но такое решение не всегда может быть оправданным.

Возможны ситуации, когда биржевые котировки объективно не могут отражать их действительную (рыночную) стоимость в составе 100-процентного пакета в силу, например, низкой ликвидности.

Такая возможность подтверждается, например, международным стандартом аудита 540 «Аудит оценочных значений, включая оценку справедливой стоимости, и соответствующего раскрытия информации» 8.

Цена принудительного выкупа акций должна определяться без применения каких-либо скидок или премий, в том числе без скидки на низкую ликвидность. Это подтверждается судебной практикой 9.

Президиум ВАС мог исходить только из того, что на фондовой бирже должна формироваться справедливая (действительная) рыночная цена, то есть когда торгуется значительное количество акций, и, соответственно, сделки с ними должны быть многочисленными, чтобы исключить риск манипулирования их ценами. В таком случае действительная цена акций, определенная судом (оценщиком, судебным экспертом), не должна существенно отличаться от цены, сформировавшейся на рынке ценных бумаг (фондовой бирже).

Поэтому приведенную правовую позицию Президиума ВАС надо применять с учетом того, как именно осуществлялись торги выкупленными акциями на фондовой бирже (в каких конкретных условиях формировалась биржевая цена). В противном случае судам вовсе не нужно будет проводить экспертизу, поскольку им будет достаточно установить биржевые котировки акций.

-------

8. приказ Минфина от 09.11.2016 № 207н

9. постановления АС Уральского округа от 20.05.2015 по делу № А47-7834/2010 17ААС от 23.08.2016 по делу № А50-29333/2015, 4ААС от 23.04.2014 по делу № А58-558/2011

Ситуация № 2: скидка на миноритарный характер пакета

Выкупаемые акции нужно оценивать в составе 100-процентного пакета без скидки на его миноритарный характер 10.

Торгуемые на бирже акции иногда составляют совсем незначительную долю от всего выпуска. Это будет означать, что на фондовом рынке цена акций может формироваться в составе миноритарного пакета. Поэтому цена, сформированная на бирже, может также не отражать стоимость одной акции в составе 100-процентного пакета, как это предусмотрено в постановлении Президиума ВАС. Биржевые котировки в такой ситуации могут применяться только для оценки акций в составе миноритарного (неконтрольного) пакета акций. Это недопустимо при определении цены выкупа акций.

Верховный суд еще не рассматривал эту проблему, но нижестоящие суды сталкиваются с ней и (в некоторых редких случаях) не боятся открыто анализировать ее в судебных актах.

----------

10. постановление Президиума ВАС от 13.09.2011 № 443/11

К примеру, суды отклонили ссылки мажоритарного акционера на биржевые котировки акций и на приведенную правовую позицию Президиума ВАС, указав следующее:

На заметку: Информация о том, что акции торговались на бирже, не всегда отражена в судебных актах

«<…> проанализировав информацию на сайте https://www.moex.com, эксперты пришли к выводу о том, что акции ПАО „Химпром“ нельзя отнести к акциям, активно торгующимся на рынке. Экспертами было учтено, что за период с 14.12.2011 (начало торгов) по 01.12.2013 (дата исследования) на фондовой бирже было совершено небольшое количество сделок, которое не может являться репрезентативной выборкой в рамках сравнительного подхода».

Суды установили рыночную стоимость, которая в несколько раз превышала стоимость ценных бумаг на бирже, приняв во внимание небольшие объемы торгов. Так, по результатам судебной оценочной экспертизы суд установил стоимость одной обыкновенной акции в размере 9,38 руб., в то время как средневзвешенная цена на бирже составляла всего 0,7757 руб. за одну акцию 11.

Подобная логика нашла подтверждение и со стороны ЦБ, хотя и не на уровне разъяснений, а только в рамках предписания по конкретному делу. По мнению ЦБ, обычно при принудительном выкупе акций к биржевой цене должна добавляться премия за контрольный характер пакета в размере 30–40 процентов (чтобы биржевая цена соответствовала цене акций в 100-процентном пакете).

Устоявшейся судебной практики по данному вопросу еще не сложилось. Хотя суды назначают судебную экспертизу, даже если выкупленные акции находились в публичном обращении 12. Но детально эту проблему, как правило, суды не анализируют.

----------

11. постановление 1ААС от 10.06.2019 по делу № А79-10168/2014

12. постановления АС ЗСО от 25.01.2017 по делу № А70-245/2015АС ПО от 05.10.2017 по делу № А12-13259/2016, АС ЦО от 22.05.2015 по делу № А14-3356/2013, АС УО от 20.05.2015 по делу № А47-7834/2010

Вопросы для экспертизы

При формулировании вопросов для эксперта важно отстаивать включение оговорки о неприменимости не только скидки за отсутствие контроля, но и скидки на ликвидность. Отсутствие оговорки о ликвидности может привести к тому, что эксперт в своих расчетах все же сделает дисконт в связи с низкой ликвидностью и обосновывать суду ошибочность такого расчета будет гораздо сложнее.

Другой важный вопрос связан с тем, что само по себе отличие результатов оценки не предопределяет недостоверность ранее установленной рыночной стоимости 13 .

Лучше включить в вопросы для экспертов отдельный вопрос о том, соответствует ли отчет об оценке, положенный в основу принудительного выкупа, требованиям оценочного законодательства. Отрицательный ответ на такой вопрос не даст возможности спекулировать на тему того, что первоначальный отчет об оценке является достоверным, несмотря на отличие в результатах оценки, и, соответственно, утверждать, что принудительный выкуп состоялся без нарушений законодательства.

Интересный случай произошел в деле о выкупе акций АО «МОСЭНЕРГОСБЫТ». По результатам проведения экспертизы эксперт КПМГ В. А. Савин установил рыночную стоимость в виде интервала от 30 до 54 коп. за акцию. При этом цена, по которой состоялся принудительный выкуп, составляла 40,5 коп. за акцию, то есть находилась внутри этого интервала. На основании такого вывода эксперта суд не мог сделать вывод о том, нарушены права истцов в этом деле или нет. В своих пояснениях на этот счет эксперт сообщил, что в соответствии с федеральными стандартами оценки он имеет право приводить диапазон цен, а вопрос суда («Какова рыночная стоимость акции <…>?«) не содержит указания на необходимость привести конкретное значение.

Однако суд назначил дополнительную экспертизу. Суд отметил, что из поставленного перед экспертом вопроса следует, что в задании на оценку прямо указано на отсутствие необходимости определения возможного диапазона стоимости, а само задание подразумевает определение итоговой величины стоимости одной акции 14.

Во избежание подобных ситуаций имеет смысл в первоначальных запросах экспертным организациям о возможности проведения экспертизы уточнять, что речь не идет об установлении возможного диапазона стоимости.

-----------

13. определение ВС от 28.12.2015 № 310-ЭС15-11302

14. определение АС г. Москвы от 07.02.2019 по делу № А40-15315/18-158-91

Кандидатуры экспертных организаций

Вопрос о выборе кандидатуры экспертной организации является самым важным и в то же время самым проблемным. Зачастую он вызывает скепсис со стороны юристов, так как считается, что чей эксперт будет назначен, тот и выиграет спор. Может показаться, что роль юридической работы в таком случае не столь значительна.

В соответствии со ст. 82 и 87 АПК суд должен поручить проведение экспертизы лучшей кандидатуре эксперта и обосновать свой выбор. В п. 2 постановления Пленума ВАС от 04.04.2014 № 23 разъяснено, что суд выясняет сведения об образовании эксперта, его специальности, стаже работы, занимаемой должности и указывает их в определении о назначении экспертизы. Соответственно, максимально важным становится подготовка кандидатуры экспертной организации, а также сбор материалов, свидетельствующих о недопустимости поручения экспертизы кандидатам от оппонентов.

Доверие со стороны судов, как правило, вызывают кандидатуры компаний из Big4. Определенным недостатком компаний из этой группы является высокая стоимость их работы, а также высокая занятость, в связи с которой они зачастую отказываются от экспертизы. Кроме того, участники данной группы оказывают услуги широкому кругу компаний, в особенности если речь идет об аудите крупного бизнеса, в результате чего всегда высок риск обнаружения конфликта интересов. Между тем при отсутствии конфликта интересов и при наличии возможности оплатить услуги эксперта номинирование компании из этой группы дает хорошие шансы на поручение экспертизы именно им.

При необходимости выбора иных компаний, не входящих в Big4, полезным может быть обращение к международным и национальным рейтингам оценочных и аудиторских компаний, которые помогут в выборе наиболее авторитетных и известных игроков на этом рынке.

Другой важный момент — квалификация конкретных работников экспертной организации, которым будет поручено проведение экспертизы. Помимо стандартного пакета документов об образовании, о страховании ответственности, членстве в СРО, наличии квалификационного аттестата, желательно, чтобы у суда было подтверждение реального опыта у экспертов оценки в аналогичных ситуациях, то есть опыта оценки сопоставимых по уровню компаний, желательно из одного сектора экономики.

Важным техническим моментом является то, что у суда должно быть также подтверждение наличия трудовых отношений между экспертной организацией и конкретными экспертами. Достаточно распространенная судебная практика исходит из того, что заключение экспертизы, которая была проведена неработниками экспертной организации, признается недопустимым доказательством 15.

Применительно к проверке кандидатур от процессуальных оппонентов на предмет их потенциальной заинтересованности необходимо отметить следующее. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 21 и ч. 1 ст. 23 АПК, эксперт подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности.

То есть речь идет об обстоятельствах, которые только могут вызвать сомнения в беспристрастности и не предполагают представления доказательств, безусловно подтверждающих прямую и безусловную заинтересованность эксперта. Соответственно, к заявлению об отводе эксперта не может предъявляться столь же строгий стандарт, как при доказывании прямой и неоспоримой заинтересованности эксперта. Зачастую в судебных актах можно встретить диаметрально противоположный подход. Тем не менее при заявлении об отводе эксперта необходимо обращать внимание суда на это обстоятельство.

Возможные варианты доказывания отсутствия беспристрастности зависят от обстоятельств конкретного дела. Это могут быть связи экспертов с юридическими консультантами оппонента, наличие регистрации по одному и тому же адресу с аффилированными лицами участника спора, наличие с ними деловых отношений, неудачный профессиональный опыт конкретного оценщика (наличие взысканий, отрицательных заключений на его отчеты — это проверяется, в частности, по открытым реестрам оценщиков на сайтах СРО) и т. д.

На практике встречаются и более оригинальные способы «дискредитации» экспертов. Например, представление аудиозаписи телефонных разговоров. Речь идет о записи своего личного телефонного разговора с экспертной организацией, в ходе которого вскрываются какие-либо негативные обстоятельства.

Заявление об отводе необходимо делать до момента представления экспертного заключения в суд 16. По общему правилу возражения по поводу назначения экспертизы можно заявить при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу 17. Соответственно, претензии к порядку назначения экспертизы, в том числе к выбору экспертной организации, остается излагать лишь при обжаловании решения.

--------

15. постановления ФАС Центрального округа от 06.05.2004 по делу № А54-144/02-с17ФАС Поволжского округа от 29.12.2010 по делу № А06-5675/200915ААС от 23.07.2013 по делу № А53-18651/2012

16. постановления АС Поволжского округа от 22.02.2018 по делу № А55-1701/2017,ФАС Западно-Сибирского округа от 21.07.2004 по делу № А75-3137-36

17. ч. 2 ст. 188 АПК

По итогам проведения экспертизы

Если результаты экспертизы оказываются неудовлетворительными, одним из очевидных способов реагирования является заявление ходатайства о назначении повторной экспертизы. Вместе с тем для назначения повторной экспертизы потребуется представление серьезного обоснования. Помочь в этом может вызов эксперта для дачи пояснений.

Так, если по итогам проведения экспертизы возникли сомнения в связи с неясностью или недостаточной полнотой выводов экспертизы, соответствующий эксперт подлежит вызову в суд. В определении ВС от 24.12.2014 по делу № А68-11371/2012 отмечается следующее: «Если сомнения у суда возникли в связи с неясностью или недостаточной полнотой выводов экспертизы, они подлежат устранению путем вызова в судебное заседание для дачи пояснений эксперта, а в случае оставшихся сомнений путем назначения дополнительной экспертизы, проведение которой поручается тому же или другому эксперту».

В постановлении АС Московского округа от 17.12.2015 по делу № А40-159515/13 сказано, что «суд апелляционной инстанции, имея сомнения в достоверности и полноте заключения эксперта ООО „ПКБ „РЕГЛАМЕНТ““, не воспользовался правом вызова эксперта в судебное заседание для дачи разъяснений по экспертному заключению».Соответственно, суды должны назначать повторную экспертизу для целей, предусмотренных ч. 2 ст. 87 АПК, и не могут этого делать только лишь для получения нового доказательства.

Согласно правовой позиции, содержащейся в постановлении Президиума ВАС от 23.04.2013 № 16549/12, «из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено судом апелляционной инстанции исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции».

Арбитражный суд Московского округа (постановление от 28.11.2017 по делу № А41-72731/2015), сославшись на данную правовую позицию Президиума ВАС, отменил постановление апелляции, вынесенное на основании заключения повторной экспертизы, и оставил в силе решение суда, основанное на заключении первоначальной экспертизы, указав, что у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для переоценки доказательств.

Тем не менее изложенное не означает, что суды не могут назначать дополнительную или повторную экспертизу, если выводы эксперта содержат в себе внутренние логические противоречия или не соответствуют некоторым объективным показателям об оцениваемом обществе. Несмотря на то что вопрос оценки требует применения специальных познаний, в отдельных случаях судам нельзя слепо полагаться на заключение эксперта.

Хорошей иллюстрацией того, что суд может и должен оценивать результаты оценочной экспертизы, в том числе исходя из логики и здравого смысла, служит определение ВС от 19.08.2019 по делу № А43-1397/2017. В нем судебная коллегия критикует решение судов, которые слепо положились на данную экспертом (завышенную) оценку действительной стоимости доли участника ООО. При этом суды не приняли во внимание, что спустя не столь продолжительный период времени после даты оценки доли общество было признано банкротом. Между тем, как отмечает судебная коллегия, «финансовое положение общества является тем объективным и ключевым фактором, который, в первую очередь, влияет на стоимость долей участников такого общества в уставном капитале». Соответственно, суды ошибочно ограничились выводами эксперта, не сопоставив с ними объективные данные об обществе, притом что подобное сопоставление «ставит под сомнение выводы эксперта, что свидетельствует о необходимости более детального исследования обстоятельств дела с целью устранения возникших противоречий».

Тем не менее при оспаривании результатов экспертизы все же возникают вопросы, требующие специальных познаний. Поэтому есть смысл сопроводить свои возражения или апелляционную жалобу также письменным мнением другого специалиста. Если результаты экспертизы не подтверждают сумму исковых требований, но при этом являются удовлетворительными, необходимо скорректировать сумму исковых требований с учетом таких результатов в сторону уменьшения. Данное обстоятельство является важным с точки зрения последующего распределения судебных расходов.

Вывод. Анализ дел по данной категории споров показал, что из 53 споров, выявленных на 11 декабря 2018 года, лишь в 17 суды удовлетворили исковые требования полностью или частично. Причем не во всех случаях удовлетворение исковых требований означало поражение для ответчика. Взыскиваемые суммы могли быть незначительными в масштабах крупных компаний, и по факту подобные проигранные споры оказывались для них безболезненным или даже удачным результатом.

При этом в основной массе размер удовлетворенных исковых требований является незначительным. Примером дела с одним из наиболее крупных удовлетворенных исковых требований может служить дело № А41-90333/2016, где суд первой инстанции взыскал с мажоритария более 400 млн руб. убытков.

Подобная статистика свидетельствует о том, что шансов выиграть такой спор больше именно у мажоритариев. Анализ показывает, что порой результат может определяться объяснимым неравенством сторон с точки зрения соотношения сил и возможностей. Это выражается, в частности, в совершении формальных необязательных ошибок истцами или даже в полном отсутствии привлекаемых юристов для защиты интересов в споре. С неравными финансовыми возможностями связано и то, что порой у истцов нет средств на оплату услуг известных и авторитетных экспертных организаций.

Поэтому при наличии возможности привлечь квалифицированного специалиста, а также оплатить работу авторитетной экспертной организации, которая вызывает доверие у суда, шансы на удачное разрешение дела существенно повышаются.

В любом случае количество споров данной категории всегда было стабильным, и, соответственно, судебная практика в этом направлении будет развиваться и далее. Имеющиеся проблемы в применении этого института будут находить разрешение со стороны ВС, поэтому в целом уровень предсказуемости по данной категории споров со временем должен возрастать. Для этого важно только не бояться обращения в суд при нарушении своих прав в подобных ситуациях.

 

Источник: Журнал "Арбитражная практика для юристов" №10, октябрь 2019г.

Участники