EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Договорное средство расчетов. О правовой квалификации криптовалюты

СтатьяКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Авторы настоящего отклика на статью Романа Янковского «Перспективы криптовалюты» (см.: «АГ». 2018. № 23 (280)), отмечая, что в настоящее время не существует принципиальных законодательных препятствий для введения криптовалют и иных цифровых активов в правовое поле, уделяют внимание вопросу отграничения криптовалют от иных цифровых прав доступа и предлагают вариант правовой квалификации криптовалюты.

Необходимость принятия специального регулирования в определенной мере вызвана существующей правоприменительной практикой. Суды зачастую не признают правоотношения по поводу объектов гражданских прав, не перечисленных в законе, в частности в Гражданском кодексе, в котором приведены некоторые из них. Упомянутое «дело Царькова» – скорее исключение, но и в нем решение о включении в конкурсную массу было принято лишь судом апелляционной инстанции.

Наиболее часто суды отказывают в удовлетворении любых требований, связанных со сделками с криптовалютой. В судебных актах отмечается, что в российском законодательстве отсутствует регулирование платежей, осуществляемых в «виртуальной валюте», равно как и регулирование торговых интернет-площадок и криптовалютных бирж.

Следовательно, все операции с перечислением той или иной криптовалюты производятся ее обладателями на свой страх и риск (см., например, решение Ряжского районного суда Рязанской области от 26 апреля 2017 г. по делу № 2-160/2017). При этом нет принципиальных законодательных препятствий для введения криптовалют и иных цифровых активов в правовое поле, в том числе посредством корректировки подходов в судебной практике. В частности, действующая редакция ст. 128 ГК РФ предусматривает открытый перечень объектов гражданских прав. Например, Верховный Суд РФ вправе подготовить соответствующие разъяснения относительно толкования указанной статьи.

Актуальным является вопрос отграничения криптовалют от иных цифровых прав доступа, используемых, в частности, в онлайн-играх. Следует отметить, что относительно условных «золотых монет» или «кристаллов» в практике не сложилось единообразного подхода. Однако наиболее часто приобретение виртуальных предметов квалифицируется как предоставление пользователю возможности доступа к расширенному функционалу игры за дополнительную плату, т.е. как оказание услуг (см., например, определение ВС РФ от 3 февраля 2016 г. по делу № А40-56211/2014).

Что касается будущих законов о цифровых активах, существующие законопроекты, с одной стороны, позволят ввести цифровые активы в правовое поле, с другой – предлагают в известной степени избыточное регулирование, что не позволит в полной мере раскрыть потенциал этого рынка. Например, распространение на процесс ICO всех требований законов о ценных бумагах явно снизит интерес к этому способу привлечения средств у инвесторов.

Примечательно, что по российскому законодательству регулятор имеет право распространить правовой режим ценных бумаг на любые имущественные и неимущественные права, закрепленные в документарной или бездокументарной форме, если условия их возникновения и обращения соответствуют совокупности признаков эмиссионной ценной бумаги (абз. 6 ст. 16 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»). В свое время эта норма была включена в указанный закон прежде всего для борьбы с финансовыми пирамидами. Однако за все время действия данного закона это положение практически не использовалось.

Необходимо учитывать, что Банк России по-прежнему занимает позицию о преждевременном допуске криптовалют для использования в качестве законного платежного средства на территории РФ. При этом предлагаемая квалификация криптовалют в качестве имущества означает, что сделки с ними будут оформляться как договоры мены. Но указанная правовая конструкция не в полной мере сможет заменить договор купли-продажи, поэтому сторонам придется детально прописывать условия в договоре, восполняя законодательные пробелы. Альтернативным вариантом может служить возможность использования криптовалют как договорного средства расчетов, которое не обеспечивается государством, но может приниматься сторонами сделки по соглашению. По такому пути развития регулирования пошел Европейский союз.

Источник: Адвокатская Газета

 

Участники

Глеб Базурин Юрист