EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Контрагент установил несправедливую неустойку. Три нестандартных способа снизить ее

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Должники чаще всего пытаются снизить неустойку на основании ст. 333 ГК. Однако это не всегда эффективно. Об альтернативных способах уменьшения штрафных санкций — в статье.

Зачастую условия договора императивно диктуются одним из контрагентов другому по принципу «соглашайся или уходи». Причина такого поведения не всегда кроется в пренебрежительном отношении сильного контрагента к своему визави и его нежелании обсуждать c последним условия договора. В некоторых случаях одна сторона вынуждена предлагать всем потенциальным контрагентам стандартные условия договора. Ярким примером является заключение договора по правилам законодательства о государственных и муниципальных закупках. Однако сильная сторона часто злоупотребляет своим положением и закрепляет в договоре завышенный размер ответственности для контрагента. При этом в большинстве споров о взыскании неустойки суды приходят к выводу, что должник ненадлежащим образом исполнил свои обязательства.В связи с этим самым распространенным способом защиты должника является возражение о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК). Однако существуют альтернативные способы добиться снижения штрафных санкций. Такими способами являются:

предъявление требования изменить договор (п. 2 ст. 428 ГК);
заявление возражения о недопустимости применения несправедливого условия со ссылкой на злоупотребление правом (ст. 10 ГК);
оспаривание сделки в части несправедливой неустойки по причине ее противоречия основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК).

Рассмотрим эти способы более подробно.

На заметку. Споры о взыскании неустойки — вторая по численности категория споров, которые рассматривают арбитражные суды. Требование взыскать неустойку заявляется в каждом пятом деле о нарушении обязательств.

Изменение договора присоединения в части несправедливой неустойки

Суд вправе изменить или расторгнуть договор на основании п. 2 ст. 428 ГК, если:

договор содержит условия, являющиеся явно обременительными для одной из сторон и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон;
проект договора, содержащего несправедливые условия, был предложен одной из сторон;
контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора[1].

Основная сложность возникает при доказывании того, что должник не мог повлиять на отдельные условия. Суды часто формально относятся к проверке данного довода и ссылаются на то, что договор является двусторонним, согласован и подписан должником. В связи с этим последний выразил свое согласие с установленным размером неустойки[2].

С таким подходом к оценке нижестоящими судами переговорных позиций сторон при установлении неустойки столкнулся должник в деле № А53-10062/2013. Однако Президиум ВАС указал, что, поскольку договор заключался на торгах, должник-подрядчик был лишен возможности влиять на условия договора в силу установленной законом специфики заключения контракта. Включение в проект контракта явно несправедливого, ухудшающего положение подрядчика условия, оспаривание которого осложнено особенностями процедуры размещения госзаказов, поставило заказчика в более выгодное положение и позволило ему извлечь необоснованное преимущество[3].

Этот вывод опирается на более общую позицию Президиума ВАС: включая в проект госконтракта невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон[4].

В судебной практике заявление требования изменить договор на основании ч. 2 ст. 428 ГК как средство защиты от несправедливой неустойки не получило большого распространения. Среди неудобств такого способа защиты А. Г. Карапетов отмечает необходимость для слабой стороны заранее, предвосхищая столкновения с применением несправедливого условия в будущем и не имея никаких гарантий, что такое столкновение в принципе произойдет, превентивно идти в суд с иском об изменении договора из-за риска пропустить срок исковой давности*.

216 тыс. дел о взыскании неустойки рассмотрели арбитражные суды за 2017 год. Из них удовлетворили 88,5% исков

Возражение о недопустимости применения договорных условий со ссылкой на злоупотребление правом

Слабая сторона вправе заявить о неприменении судом несправедливого условия о неустойке на основании ст. 10 ГК. Данное средство защиты более оперативно и лишено недостатков первого из рассмотренных способов. При этом должнику необходимо доказать те же обстоятельства, что и для изменения договора по ст. 248 ГК.

Применение ст. 10 ГК при оспаривании несправедливой неустойки имеет два существенных преимущества по сравнению с традиционной ссылкой на ст. 333 ГК.

1. Суд вправе применить ст. 10 ГК по своей инициативе (ex officio), даже без соответствующего заявления должника. Такая возможность вытекает из п. 1постановления Пленума ВС от 23.06.2015 № 25 (далее — Постановление Пленума ВС № 25). Суды пользуются предоставленным им полномочием и указывают, что для снижения неустойки на основании ст. 10 ГК соответствующее заявление должника не требуется[5].

Однако необходимо иметь в виду, что такая позиция не бесспорна. Из постановления Президиума ВАС от 01.07.2015 № 4231/14 можно сделать вывод, что ст. 10ГК применяется к очевидно чрезмерной неустойке только на основании возражения привлекаемого к ответственности лица.

2. Использование ст. 10 ГК предоставляет должнику большие возможности в кассации. Предмет проверки в кассации судебного акта в части уменьшения неустойки по правилам ст. 333 ГК ограничен весьма узким кругом обстоятельств[6]. Основанием для отмены судебного акта в части применения ст. 333 ГК может стать взыскание суммы неустойки за просрочку исполнения денежного требования ниже предела, установленного п. 1 ст. 395 ГК, а также снижение неустойки в отсутствие заявления должника.

Что почитать. Е. Ряднова, З. Шамсуллин. Кредитор требует взыскать неустойку. Аргументы, которые помогут ее снизить. АП. 2018. № 3

Поскольку в данном случае борьба с несправедливым условием происходит без использования ст. 333 ГК, суд не связан приведенными разъяснениями. Кроме того, п. 1Постановления Пленума ВС № 25 позволяет судам отказать в защите прав недобросовестного лица, в том числе и полностью, не ограничиваясь пределом, установленным в п. 1 ст. 395 ГК.

Кроме того, несправедливость неустойки не сводится только к ее завышенному размеру. Несправедливой может признаваться неустойка, которая нарушает принцип равенства участников гражданских правоотношений. Кассация вправе установить нарушение данного принципа, поскольку это касается применения норм материального права.

Однако и данная позиция не бесспорна. Поскольку закон устанавливает специальный порядок защиты от несправедливой неустойки (ст. 333 ГК), суд может расценить ее оспаривание на основании ст. 10 ГК как действия должника в обход закона.

Для снижения неустойки по ст. 10 ГК заявление должника не требуется

Признание сделки недействительной в части несправедливой неустойки

Одним из самых нетривиальных способов защиты против иска о взыскании неустойки является признание сделки недействительной на основании ст. 169 ГК в части установления несправедливой неустойки. Согласно данной норме признается недействительной сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Возможность применения такого способа защиты против сильного контрагента вытекает из п. 9 Постановления Пленума ВАС № 16, в соответствии с которым слабая сторона договора вправе заявить о ничтожности несправедливых условий, ссылаясь на ст. 169 ГК.

Несмотря на кажущуюся абсурдность довода о том, что установление несправедливо высокой неустойки может противоречить основам правопорядка и нравственности, такая позиция не лишена логики. Аргументировать обоснованность этого вывода можно с помощью аналогии из другой категории дел. Так, одним из оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда является установление обстоятельств, свидетельствующих, что приведение в исполнение такого решения противоречит публичному порядку РФ. Таким обстоятельством может стать факт взыскания третейским судом чрезмерно высокой неустойки[7].

Президиум ВАС указывал, что публичный порядок Российской Федерации основывается на принципах равенства сторон гражданско-правовых отношений, добросовестности их поведения и соразмерности мер гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения[8]. В связи с этим взыскание чрезмерно высокой неустойки противоречит публичному правопорядку.

Судебная практика подтверждает возможность оспаривания высокой неустойки по ст. 169 ГК[9].

Несправедливость может выражаться не только в чрезмерно высоком размере неустойки

Несправедливые условия, касающиеся неустойки, можно разделить на два вида.

Первый вид, классический и наиболее распространенный, связан с установлением сильным контрагентом завышенного размера неустойки.

Второй вид несправедливых условий непосредственно не связан с высоким размером неустойки. Тем не менее неустойка признается несправедливой из-за ее противоречия другим принципам гражданского права.

Второй вид несправедливой неустойки иллюстрируют следующие два дела, которые рассмотрел Президиум ВАС.

1. Суд признал несправедливым разный размер ответственности для сторон. Государственный заказчик обратился с иском о взыскании с исполнителя неустойки за просрочку выполнения работ. Исполнитель предъявил встречный иск о взыскании неустойки за несвоевременную оплату работ заказчиком. Однако договор закреплял разную неустойку для сторон: исполнитель обязан был заплатить 10 процентов от цены контракта за каждый день просрочки плюс единовременный штраф в размере 15 процентов от цены контракта, заказчик же был обязан уплатить неустойку только в размере 1/300 ставки рефинансирования.

Президиум ВАС указал, что законодательство о закупках исходит из равенства ответственности госзаказчика и исполнителей за просрочку исполнения обязательств. Подход, основанный на сопоставимости мер ответственности сторон государственных контрактов, корреспондирует положениям ст. 124 ГК о том, что публичные образования вступают в гражданские отношения на равных началах с гражданами и юридическими лицами. Равные начала предполагают сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств[10].

Основываясь на данной позиции Президиума ВАС, суды признают несправедливыми условия договоров, предусматривающие разный уровень ответственности для сторон[11]. Если для слабой стороны установлен повышенный размер ответственности, суды корректируют договорные условия и взыскивают неустойку исходя из принципа равенства — по ставке, установленной для доминирующего в переговорах контрагента[12].

Таким образом, хотя сам размер неустойки может и не быть чрезвычайно высоким, условие, предусматривающее бо́льшую ответственность для слабой стороны, «продавленное» сильной стороной, может признаваться несправедливым, поскольку нарушает принцип равенства.

2. Суд признал несправедливым начисление неустойки на всю сумму договора, а не на просроченную часть. Заказчик обратился с иском о взыскании неустойки к подрядчику, который нарушил срок выполнения одного из этапов работ. При этом неустойка в размере 1/300 ставки рефинансирования была рассчитана на основании полной цены договора без вычета стоимости уже сданных работ. Президиум ВАС разъяснил, что начисление неустойки на общую сумму госконтракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства[13]. Это создает преимущественные условия кредитору, который получает компенсацию не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. При наличии в договоре промежуточных сроков выполнения работ применение мер ответственности без учета исполнения подрядчиком своих обязательств по договору противоречит ст. 330 ГК[14].

Опираясь на данную позицию Президиума ВАС, суды признают несправедливыми условия о начислении неустойки на общую сумму договора при возможности исполнения обязательства по частям и взыскивают неустойку исходя из стоимости просроченной части обязательства[15].

Более рельефно позиция о несправедливости начисления неустойки на всю сумму договора, а не на стоимость просроченного этапа работ выражена в определении ВС от 06.10.2016 № 305-ЭС-7657. Здесь Верховный суд прямо указал, что из-за неравенства договорных возможностей восстановление баланса интересов сторон за счет использования ст. 333 ГК не является достаточной мерой.

Недействительность условия о неустойке не должна освобождать нарушителя от ответственности

Первый подход. Поскольку в большинстве случаев злоупотребившим доминантом является государственный заказчик, а неустойка в государственных и муниципальных контрактах является законной, суд взыскивает неустойку в размере, установленном законом (постановление 4ААС от 31.03.2017 по делу № А19-1680/2016).

Данный подход видится логичным. Признавая условие договора недействительным, суд уничтожил договоренность сторон по соответствующему вопросу. Поскольку стороны не договорились об ином, применяется диспозитивное правило, установленное законом.

Второй подход. Суд полностью отказывает во взыскании неустойки из-за недействительности условия о неустойке и отсутствия ее законного аналога (постановление 13ААС от 06.09.2016 по делу № А21-8295/2015).

Хотя суд вправе отказать злоупотребившему правом лицу в защите не только в части, но и полностью (п. 1 Постановления Пленума ВС № 25), такая реакция суда представляется непропорциональной.

Суды поддерживают эту позицию и указывают, что нельзя исключить полностью ответственность нарушителя, поскольку злоупотребление правом суд установил только в части выбора размера неустойки, а не самого факта ее установления как меры ответственности (постановление АС Московского округа от 11.02.2016 по делу № А40-116134/14).

Арбитражный суд Московского округа указал, что в таком случае необходимо снижать неустойку на основании ст. 333 ГК, а не полностью освобождать сторону от ответственности.

Чрезмерно высокую неустойку нецелесообразно оспаривать альтернативными способами

На заметку. Keep it short and simple — закон краткости и простоты.

При использовании альтернативных способов снижения несправедливой неустойки необходимо учитывать KISS-принцип (keep it short and simple), который берет начало от правила бритвы Оккама. Согласно данному принципу не рекомендуется использовать более сложные средства, чем необходимо.

Предмет доказывания. Если должник использует альтернативные способы защиты для снижения завышенной неустойки, то обстоятельства, входящие в предмет доказывания, будут такими же, как при снижении неустойки на основании ст. 333 ГК. Однако предмет доказывания будет шире за счет включения в него факторов, свидетельствующих о невозможности влиять на условия договора. Поскольку несоразмерность неустойки уже является самостоятельным основанием для ее снижения по ст. 333 ГК, расширение предмета доказывания лишь создаст риск невыполнения бремени доказывания и увеличит шансы на отказ в иске.

Снижение неустойки на основании ст. 10 ГК. Перечень обстоятельств, входящих в предмет доказывания при оспаривании слишком большой неустойки со ссылкой на ст. 10 ГК, разъяснил Президиум ВАС. Согласно его позиции для применения ст. 10 ГК к несправедливо высокой неустойке необходимо установить ее чрезмерность.

Что почитать. И. А. Савина. Новые правила снижения неустойки. Как изменилась позиция судовАП. 2016. № 12

Цитата: «Правила статьи 10 Гражданского кодекса не исключают квалификации судом в качестве злоупотребления правом требования о взыскании неустойки в той ее части, которая является очевидно чрезмерной, при установлении судом этого факта на основании возражений привлекаемого к ответственности лица» (постановление Президиума ВАС от 01.07.2015 № 4231/14).

Поскольку чрезмерность неустойки является основанием для ее снижения в порядке ст. 333 ГК, зачем ответчику расширять себе предмет доказывания?

Снижение неустойки на основании ст. 169 ГК. Нецелесообразно оспаривать слишком высокую неустойку и на основании ст. 169 ГК. В предмет доказывания в данном случае, помимо неравенства переговорных позиций и невозможности влиять на условия договора, входит также нарушение оспариваемым условием основ правопорядка и нравственности. Для этого нужно доказать, что несправедливая неустойка нарушает либо принцип равенства сторон гражданско-правовых отношений, либо принцип соразмерности мер ответственности последствиям нарушения обязательства[16].

Таким образом, если размер неустойки просто слишком высок, требовать признания соответствующего условия недействительным на основании ст. 169 ГК нецелесообразно. Это ведет только к усложнению предмета доказывания и увеличению риска отказа в удовлетворении соответствующих требований. В таком случае достаточно традиционно сослаться на ст. 333 ГК. Несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства уже является достаточным основанием для ее снижения по правилам данной статьи.

Оспаривание неустойки со ссылкой на ст. 169 ГК имеет смысл, когда неустойка сама по себе небольшая, но тем не менее несправедливая. Например, когда против слабого в переговорном плане поставщика установлена бо́льшая неустойка, чем против доминирующего в переговорах заказчика. В таком случае нарушается принцип равенства, и устанавливать несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства будет не нужно.

Исходя из вышеизложенного, ссылки на ст. 10169 и 428 ГК целесообразно использовать только при оспаривании неустойки, несправедливость которой связана с нарушением принципа равенства сторон.

На заметку. В 2017 году ВС удовлетворил 577 из 613 жалоб, которые он рассмотрел в качестве суда кассационной инстанции.

Возможность подмены специального способа защиты по ст. 333 ГК общим

Позиция доктрины и судов. В доктрине существует мнение о невозможности подмены специального способа защиты (ст. 333 ГК) более общим (ст. 10 ГК). Так, А. Г. Карапетов негативно высказывается о ставшей популярной тенденции повсеместно и зачастую неуместно ссылаться на ст. 10 ГК: «Позитивное право в ряде случаев предписывает специальные инструменты обеспечения справедливости, основанные на судебном усмотрении и применимые в отношении тех или иных типичных ситуаций… принцип добросовестности и эти специальные инструменты ex post коррекции соотносятся как общая норма и специальная норма, иначе говоря, должен работать принцип lex specialis gerogat generali»**. В связи с этим ученый считает, что если закон вводит специальный правовой режим борьбы со злоупотреблениями и устанавливает те или иные условия реализации такого средства (например, срок исковой давности) и процедуру его реализации, то эти элементы нельзя обходить за счет апелляции к общей норме.

Поэтому А. Г. Карапетов выступил с критикой правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС от 15.06.2014 № 5467/14, в котором со ссылкой на ст. 10 ГК указано на невозможность расчета неустойки исходя из полной стоимости контракта, а не стоимости просроченного этапа работ. По мнению ученого, формула определения неустойки может быть привязана к любому показателю. Но если итоговая сумма, определяемая путем применения соответствующей формулы, не оказывается явно несоразмерной последствиям нарушения (ст. 333 ГК), то у суда нет оснований для вмешательства***.

Суды поддерживают позицию о том, что несправедливая неустойка должна корректироваться только в случае ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства на основании ст. 333 ГК[17].

Позиция ВС. Точку в споре о возможности подмены специального способа борьбы с несправедливыми условиями более общим может в ближайшее время поставить Верховный суд. В Коллегию по экономическим спорам было передано дело, в котором рассматривается возможность обхода специальной процедуры коррекции несоразмерной неустойки, предусмотренной ст. 333 ГК, за счет применения ст. 10 ГК[18]. В данном деле апелляционный суд, видя явную несоразмерность неустойки, но не дождавшись от должника заявления о ее снижении по ст. 333 ГК, самостоятельно снизил неустойку, ссылаясь на то, что в силу ст. 10 ГК суд ex officio проверяет добросовестность сторон. Суд округа согласился с такой позицией.

Учитывая, что, по статистике, в случае передачи дела на рассмотрение в Коллегию по экономическим спорам отменяются почти 95 процентов судебных актов, вполне вероятно, что Верховный суд не поддержит нижестоящие суды, выскажется за невозможность оспаривания несправедливой неустойки по ст. 10 ГК и подтвердит возможность снижения неустойки только при наличии оснований и по правилам ст. 333 ГК.


Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации / Отв. ред. А. Г. Карапетов (автор комментария А. Г. Карапетов). М.: Статут, 2017. С. 877.

** Карапетов А. Г. Обзор интересных определений о передаче дел в СКЭС ВС РФ: борьба со злоупотреблениями в применении ст. 10 ГК, берегись холостяков и чистые экономические убытки приходят в РФ // https://zakon.ru/blog/2018/04/23/obzor_interesnyh_opredelenij_o_peredache_del_v_
skes_vs_rf_borba_so_zloupotrebleniyami_v_primenenii_s

*** Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации / Отв. ред. А. Г. Карапетов (автор комментария А. Г. Карапетов). М.: Статут, 2017. С. 237


 

[1] п. 9 постановления Пленума ВАС от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — Постановление Пленума ВАС № 16)

[2] постановление АС Северо-Западного округа от 23.12.2016 по делу № А52-510/2016

[3] постановление Президиума ВАС от 15.07.2014 № 5467/14

[4] постановление Президиума ВАС от 28.01.2014 № 11535/13

5] постановление АС Восточно-Сибирского округа от 14.07.2015 по делу № А33-24419/2014

[6] п. 72 постановления Пленума ВС от 24.03.2016 № 7

7] постановление АС Восточно-Сибирского округа от 05.02.2018 по делу № А33-10231/2016

[8] постановление Президиума ВАС от 23.04.2013 № 16497/12

[9] постановления

4ААС от 31.03.2017 по делу № А19-1680/2016

13ААС от 06.09.2016 по делу № А21-8295/2015

3ААС от 14.11.2016 по делу № А33-18129/2015

[10] постановление Президиума ВАС от 17.12.2013 № 12945/13

[11] постановление АС Восточно-Сибирского округа от 28.07.2015 по делу № А19-12355/2014

[12] постановление АС Восточно-Сибирского округа от 14.07.2015 по делу № А33-24419/2014

13] п. 1 ст. 1 ГК

[14] постановление Президиума ВАС от 15.07.2014 № 5467/14

[15] постановления

АС Поволжского округа от 26.01.2017 по делу № А55-6476/2016

9ААС

от 03.08.2015 по делу № А40-167145/14

16] постановление Президиума ВАС от 23.04.2013 № 16497/12

[17] постановления

АС Центрального округа от 17.11.2014 по делу № А68-12248/13

3ААС

от 19.05.2017 по делу № А33-24916/2016

[18] определение ВС от 11.04.2018 № 301-ЭС17-21397

 

Источник: Арбитражная практика, №6, июнь 2018

 

 

Участники

Кирилл Коршунов Юрист