EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

ВС: Алименты в 8 млн руб. в месяц имеют явно завышенный характер

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Верховный Суд исправил ошибку трех инстанций, которые не заметили, что соглашение об уплате алиментов причиняет вред кредиторам отца-банкрота

Определение вызвало большой интерес у экспертов «АГ», которые подчеркнули, что ВС поддерживает тенденцию по устранению недобросовестных кредиторов в банкротстве. Один указал, что для оценки разумности размера алиментов следует отталкиваться от действительных нужд ребенка и необходимости сохранения его привычного уровня жизни. Другой полагает, что случай отличают два обстоятельства: соглашение подписано после появления признаков неплатежеспособности, а размер алиментов превышал «разумно достаточные» потребности ребенка. Третий считает, что ВС изменил порядок доказывания в делах о банкротстве граждан.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в своем Определении № 305-ЭС18-1570 по делу № А40-184304/2015 указала, что выплата алиментов, существенно превышающих установленные законом лимиты, не может производиться за счет кредиторов.

В апреле 2015 г. Александра и Александр Мамедовы заключили соглашение об уплате отцом ежемесячных алиментов на содержание по 4 млн руб. каждому из двоих сыновей. Александр уплатил детям 8 млн руб. за один месяц, после чего выплаты прекратил.

В октябре 2015 г. в отношении Александра Мамедова банком было инициировано дело о банкротстве. В январе 2016 г. Александра Мамедова в рамках дела о банкротстве супруга обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов 32 млн руб. задолженности по алиментному соглашению.

Альфа-Банк как конкурсный кредитор просил признать алиментное соглашение недействительной сделкой по ст. 10, 168 ГК РФ. Банк ссылался на недобросовестное поведение должника и направленность сделки на искусственное увеличение кредиторской задолженности, указывал на несоответствие размера алиментов принципу разумности. Однако первая инстанция признала требование Александры Мамедовой обоснованным, включила его в первую очередь реестра. Апелляция и кассация оставили решение в силе.

Суды ссылались на недоказанность злоупотребления сторонами сделки и платежеспособность должника по выплате алиментов, которая подтверждалась декларациями о доходах, справками об обмене валюты, договорами купли-продажи недвижимости и долей в обществах.

Не согласившись с решениями, банк подал кассационную жалобу в Верховный Суд со ссылкой на существенные нарушения норм права.

Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, упоминая ст. 81 СК РФ, указала, что при несостоятельности плательщика алиментов существенное превышение их размера относительно доли от дохода, уплачиваемой по закону, может вызывать у кредиторов должника обоснованные претензии, поскольку от объема первоочередных платежей зависит удовлетворение их требований в процедуре банкротства.

ВС пояснил, что при разрешении таких споров суды должны обеспечить баланс интересов несовершеннолетнего ребенка и кредиторов, заключающийся в недопущении недобросовестного увеличения кредиторской задолженности. Сохранение ребенку прежнего уровня его материального обеспечения, существенно превышающего установленные законом нормы, не может происходить за счет кредиторов. Иной подход, по мнению ВС, посягал бы на основы правопорядка и стабильность гражданского оборота.

Верховный Суд указал, что для признания сделки об уплате алиментов недействительной необходимо установить, что согласованный супругами размер алиментов носит явно завышенный и чрезмерный характер, причиняя вред кредиторам должника. При этом следует исходить из абсолютной величины денежных средств, выделенных ребенку, и уровня доходов плательщика алиментов.

ВС также отметил, что нижестоящие суды не проверили доводы банка о том, что на дату заключения соглашения должник отвечал признакам неплатежеспособности. Так, он имел значительную просроченную задолженность перед иными кредиторами, в том числе перед бывшей супругой Людмилой Горловой по соглашению об уплате алиментов от 2005 г.; в отношении него возбуждены исполнительные производства, арестовано принадлежащее ему имущество.

Кроме того, ВС РФ выявил, что нижестоящие инстанции фактически устранились от установления реального уровня дохода должника, подтвердив его финансовую состоятельность документами от 2002–2003 гг., которые не свидетельствуют о его платежеспособности на момент заключения спорной сделки в 2015 г.

В результате обособленный спор возвращен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Юрист АБ «Линия права» Вячеслав Калабин отметил, что исследуемое определение повторяет ранее сформированные выводы ВС РФ. Во-первых, об обязательности обеспечения баланса интересов несовершеннолетнего и кредиторов. Во-вторых, о доказывании заявителем явно завышенного и чрезмерного характера размера алиментов для признания соглашения недействительным. В-третьих, о необходимости при определении разумности или чрезмерности размера алиментных платежей, установленных оспариваемым соглашением, исходить из абсолютной величины денежных средств, выделенных ребенку, и уровня доходов плательщика алиментов.

«Ориентир на абсолютную величину денежных средств, т.е. на конкретную сумму в рублевом эквиваленте, а не на процентное соотношение от доходов плательщика позволяет определить: не превышает ли размер алиментных платежей уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина. Если превышает, то, вероятно, это свидетельствует о злоупотреблении со стороны лиц, заключивших соглашение», – отметил Вячеслав Калабин.

Определение ВС, по его мнению, является важным в силу того, что Верховный Суд напоминает об обязательности оценки реального уровня дохода должника, иначе решение нельзя считать объективным, а баланс интересов – соблюденным.

Партнер, руководитель Новосибирского офиса Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Анна Шумская согласилась с позицией ВС РФ, отметив, что она повторяет принципы, ранее озвученные в Определении № 310-ЭС17-9405 (1, 2) от 27 октября 2017 г., о котором ранее писала «АГ». 

Эксперт отметила, что в рассматриваемом деле «границы разумности, о которых говорил еще КС РФ в своем Постановлении от 14 мая 2012 г. № 11-П, полностью деформированы и утрачены, поскольку размер ежемесячных алиментных обязательств, исчисляемых миллионами рублей, выходит за эти рамки».

По мнению Анны Шумской, оценка разумности размера алиментов, согласованных бывшими супругами, есть понятие субъективное, и в любом случае лучше отталкиваться от действительных нужд ребенка и необходимости сохранения привычного ему уровня жизни. «Однако представить себе уровень жизни ребенка, которому для удовлетворения его нужд ежемесячно требуется 4 млн руб. (поскольку оба родителя должны прилагать равные усилия для его содержания), представить сложно», – заключила она.

Адвокат АП г. Москвы, медиатор Виктория Дергунова отметила, что споры, когда интересам кредиторов по возврату долга противопоставляются интересы детей по алиментному соглашению, все чаще становятся предметом рассмотрения высших инстанций.

Она также сослалась на упомянутое Определение от 27 октября 2017 г., в котором суд подчеркнул, что долг перед детьми важнее, чем долг перед другими кредиторами, нарушение интересов которых не должно быть основанием для признания алиментного соглашения недействительным. Исключением является случай, когда размер выплат превышает «разумные потребности» детей. По мнению адвоката, именно таким исключением стало настоящее дело, «в котором Верховный Суд предпринял попытку установить баланс между двумя правовыми категориями: правом ребенка на необходимый уровень жизни и правом кредитора получить надлежащее исполнение».

Как указала Виктория Дергунова, настоящее дело отличают два значимых для его разрешения обстоятельства: момент заключения алиментного соглашения – оно было подписано после появления признаков неплатежеспособности должника, а также размер алиментов, который был явно завышен и превышал «разумно достаточные» потребности ребенка. Именно эти два обстоятельства позволили ВС оценить алиментное соглашение фактически как мнимое, заключенное в целях создания искусственной кредиторской задолженности.

Виктория Дергунова отметила, что «при соблюдении определенных условий (момент заключения, размер алиментов, соответствие требованиям исполнимости) алиментное соглашение является эффективным инструментом защиты семейных активов в банкротных спорах, особенно с учетом того, что помимо выплаты алиментов в счет содержания ребенка получателю алиментов (т.е. супруге) по алиментному соглашению может передаваться движимое и недвижимое имущество».

Специализирующаяся на семейных делах адвокат «Инфралекс» Ирина Зимина отметила, что в данном деле Верховный Суд впервые отходит от приоритета интересов ребенка и становится на сторону кредиторов, по-прежнему ссылаясь на необходимость соблюдения баланса интересов детей и кредиторов. По ее мнению, таким образом ВС РФ старается пресечь попытки недобросовестных должников вывести имущество из конкурсной массы, заключая фиктивные соглашения со своими бывшими женами, устанавливая алименты, размер которых зачастую в сотни раз превышает размер ежемесячного прожиточного минимума, установленный в том или ином регионе РФ для несовершеннолетних детей.

Руководитель практики банкротства «Инфралекс» Станислав Петров добавил к этому, что хотя напрямую в определении не говорится об изменении порядка доказывания в делах о банкротстве граждан, именно это лежит в основе позиции Суда: «Если раньше бремя доказывания в делах о признании недействительным соглашения об алиментах полностью лежало на заявителе, то теперь эта обязанность возлагается и на плечи суда».

Как отметил эксперт, суд должен самостоятельно оценить обстоятельства, при которых заключено соглашение. И если суд придет к выводу о том, что при таких обстоятельствах размер алиментов превышает «разумные» пределы, то поведение должника расценивается как недобросовестное. «Если раньше установление размера дохода должника требовалось только как один из элементов позиции по доказыванию завышенного размера алиментов, теперь же суд обязан определять размер дохода должника при рассмотрении заявлений о включении требований на основе соглашения об алиментах», – заключил Станислав Петров.

 

Автор: Зинаида Павлова

Источник: "Адвокатская газета"

 

Участники

Вячеслав Калабин Юрист