EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

ВС решал, когда свобода договора важнее разъяснений Пленума

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Компания и бизнесмен взяли в лизинг машины. Одна из них серьезно пострадала в аварии, а вторую угнали. К моменту этих происшествий фирма и предприниматель выплатили лизингодателю лишь часть платежей. Возник вопрос, а сколько еще денег должны клиенты лизинговой компании, если учесть, что автомобилей больше нет. Стороны соглашения предложили разные варианты для расчета этой суммы. Определить единственно верную формулу для такой ситуации не смогли и нижестоящие суды.

По словам партнера Шаймарданов и партнерыАйнура Ялилова, Верховный суд последовательно «проводит мысль», что в спорах, которые вытекают из договорных отношений, в первую очередь нужно исходить из принципа свободы договора. Об этом зашла речь и в лизинговых делах, которые дошли до ВС. 

Угон и авария

Компания «Каркаде» более 22 лет занимается в России автомобильным лизингом. Очередным клиентом этой организации стало ООО «КПГ-Развитие». «Каркаде» купила для общества автомобиль «Рено Логан», параллельно застраховав машину. Как оказалось, не зря: «КПГ-Развитие» разбила иномарку. К моменту аварии лизингополучатель не успел перевести своему контрагенту 26 платежей на общую сумму 704 294 руб. А от страховщика компания «Каркаде» получила за пострадавшее в ДТП авто лишь 334 812 руб. Исходя из этого, лизинговая компания потребовала взыскать со своего клиента еще 369 482 руб. убытков. Они по соглашению контрагентов рассчитываются как сумма неоплаченных лизинговых платежей, то есть в спорной ситуации составляют 704 294 руб. – 334 812 руб. Сославшись на подобную договоренность сторон и принцип свободы договора, первая инстанция удовлетворила требования истца (дело № А40-241081/2017).

Автолизинг – это финансовая аренда, в которой задействованы три участника. Речь идет о поставщике машины, ее покупателе и лизингодателе, который является посредником и изначально оплачивает цену авто за клиента. 

Но 9-й ААС решил, что размер убытков в таком случае надо определять иначе: соотнести взаимные предоставления по договору (сальдо встречных обязательств). То есть из суммы, которую потратил на покупку машины лизингодатель, вычесть размер платежей, которые «Каркаде» перечислил клиент (п. 7 и п. 8 постановления Пленума ВАС от 14 марта 2014 года №17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»). «Каркаде» не согласилось с выводом апелляции и обжаловало его в Верховном суде. В своей жалобе лизинговая компания указывала на принцип свободы договора. Заявитель пояснял, что в соглашении со своим клиентом они установили порядок определения убытков в размере суммы будущих лизинговых платежей. На заседании в экономколлегии присутствовал лишь представитель ответчика, который оказался краток и указывал на правоту апелляции по всем доводам. «Тройка» судей под председательством Натальи Чучуновой постановила отменить акты нижестоящих инстанций и отправить этот спор на новое рассмотрение обратно в АСГМ.

Вторая ситуация оказалась похожей, но только лишь разницей, что клиентом «Каркаде» являлся индивидуальный предприниматель Дмитрий Евлампиев и его авто «КИА Рио» не разбили, а угнали (дело № А40-7874/2018). В этом случае обе инстанции рассчитали убытки лизинговой компании по формуле сальдо встречных обязательств, сославшись все на те же разъяснения постановления Пленума ВАС № 17 от 14 марта 2014 года. «Каркаде» обжаловало такие выводы в Верховном суде. Заседание по этому делу прошло без представителей обеих сторон и завершилось тоже отменой всех актов нижестоящих судов. Дело тоже отправили на новое рассмотрение в АСГМ. 

Эксперты «Право.ru»: «Свобода договора в приоритете»

В рассматриваемых делах поднимается классический вопрос о диспозитивности норм, которые регулируют последствия расторжения договора лизинга, когда утрачен предмет соглашения, говорит Алексей Костоваров, советник АБ Линия права . Он подчеркивает, что еще в деле № А68-2906/2014 экономколлегия указала на необходимость учитывать принцип свободы договора и приоритет договорных положений в подобных ситуациях.

Но вместо этого суды фактически ограничили свободу договора и разрешили спор,  основываясь исключительно на нормах права и разъяснении Пленума ВАС в отрыве от воли сторон, определенной в лизинговом соглашении, констатирует Ялилов. Более того, такая позиция экспертов соотносится с положениями ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», говорит Владислав Варшавский, управляющий партнер Варшавский и партнеры . Ст. 22 этого закона предусматривает возможность установить в таком договоре сторону, которая будет отвечать за сохранность предмета лизинга от всех видов имущественного ущерба, а также за риски, связанные с его гибелью, резюмирует юрист. 

"Если правила для конкретного соглашения не определены императивной нормой, которая содержит явный запрет на установление сторонами других условий, контрагенты могут предусмотреть любые договоренности. При этом для определения императивности или диспозитивности нормы суд должен исходить из существа законодательного регулирования этого вида договора, необходимости защиты соответствующих прав или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон (постановление Пленума ВАС от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах»)." – Айнур Ялилов, партнер Шаймарданов и партнеры

А старший консультант департамента юридической практики ALCG Никита Роженцов советует лизингополучателю при заключении подобных соглашений настаивать на такой формулировке об ответственности, которая ограничит сумму убытков размером страхового возмещения.

Автор: Алексей Малаховский

Источник: Право.ru

 

Участники