EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Новое постановление Пленума ВС о крупных сделках: чего ждать бизнесу

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Наиболее часто корпоративные споры возникают по поводу оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Положения закона здесь не всегда учитывают все возможные на практике нюансы. Это повышает роль разъяснений высших судов. Что нового внесло свежее постановление Пленума ВС — в статье Олега Бычкова, партнера адвокатского бюро «ЕМПП», адвоката.

В 2016 году законодатель существено изменил порядок одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью (Федеральный закон от 03.07.2016 № 343-ФЗ). Новое регулирование оставило открытыми ряд вопросов, решить которые предстояло судебной практике. 26 июня Пленум ВС принял долгожданное постановление № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее — Постановление). Оно заменило собой одноименное постановление Пленума ВАС от 16.05.2014 № 28. Рассмотрим ключевые разъяснения высшей инстанции.

Общие положения о сделках

Основания для оспаривания (п. 1 Постановления). Суд еще раз закрепил сложившуюся практику, в соответствии с которой основанием для оспаривания крупных сделок является ст. 173.1 ГК, а для сделок с заинтересованностью — п. 2 ст. 174 ГК.

Квалифицирующим признаком для оспаривания сделок с заинтересованностью является ущерб, в отличие от крупных сделок, где превышение полномочий (совершение сделки без одобрения) само по себе также является основанием для оспаривания.

Что почитать. А. А. Кузнецов Реформа крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Что изменилось в регулировании АП. 2017. № 1

Сроки исковой давности для оспаривания сделок (пп. 2–4 Постановления). Течение срока исковой давности для оспаривания сделок зависит от правила «когда лицо узнало или должно было узнать…». Это приводит к множеству споров. Постановление делает существенный шаг навстречу потребностям бизнеса, закрепляя конкретные критерии определения того, когда лицо знало или должно было знать о нарушении своих прав. Соответственно, снижаются риски злоупотребления правами со стороны участников или членов совета директоров обществ.

Ключевые положения Постановления
 

Общие положения Крупные сделки Сделки с заинтересованностью
— больше предсказуемости относительно течения сроков исковой давности;
— уточнены вопросы коллективного участия в оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью;
— приведены дополнительные примеры, когда те или иные действия признаются сделками и нуждаются в одобрении;
— раскрыты требования к одобрению сделок, одновременно являющихся крупными и сделками с заинтересованностью;
— уточнена возможность распространения порядка одобрения крупных сделок на иные сделки, не предусмотренные законом, и основания для их оспаривания
Уточнены:
— квалифицирующие признаки крупной сделки;
— положения о заключении совета директоров относительно крупной сделки и последствия его отсутствия;
— требования к расчетам в отношении сделки, где присутствует периодичность платежей;
— критерии использования отчетности для сделок
— уточнены критерии для таких сделок в части наличия заинтересованности; более полно отражены правила относительно возможности голосования лиц, формально не заинтересованных, но являющихся таковыми-де-факто в силу наличия контролирующих лиц;
— введены дополнительные квалифицирующие критерии для сделок, совершенных за пределами обычной хозяйственной деятельности;
— уточнены положения относительно того, какое лицо может являться выгодоприобретателем;
— введено понятие заведомой осведомленности с соответствующим уточнением бремени доказывания;
— уточнена возможность изменения положениями устава требований к сделкам с заинтересованностью

А) Знание единоличного исполнительного органа (ЕИО):

обычная ситуация — при предъявлении исков от имени общества членом совета директоров, акционером считается, что они узнали о нарушении, когда об этом узнало или должно было узнать лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, в том числе если такое лицо непосредственно осуществляло сделку;
сговор — если единоличный исполнительный орган находился в сговоре с другой стороной сделки, срок давности будет исчисляться с даты, когда об этом узнало иное лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа (например, добросовестный директор при множественности директоров или новый директор);
отсутствие ЕИО — если ЕИО в компании нет, то срок давности будет считаться с даты, когда о нарушении узнал или должен был узнать член совета директоров, акционер, предъявляющий требование.

Теперь знание членов органов управления (СД, правления, ОСУ/ОСА) о нарушении их прав в силу отсутствия одобрения приравнивается к знанию ЕИО, на которого ложится существенная роль во взаимодействии с членами органов управления и ответственность за информирование о совершаемых сделках. Это существенным образом снижает риски, связанные с неопределенным течением срока давности по вопросу оспаривания сделок с заинтересованностью и крупных сделок.

Открытый вопрос: если директоров двое, будет ли считаться, что члены органов управления узнали о соответствующих обстоятельствах при совершении сделки одним из директоров? Скорее всего, будет именно так.

Б) Публичные сведения

Если общество раскрывало сведения о сделке публично, считается, что акционеры узнали об этом (при условии, что из раскрытия можно сделать вывод о совершении сделки с нарушением порядка одобрения). Таким образом повышается значимость раскрытия информации и качества ее раскрытия, поскольку с этим фактом связана возможность предъявить иск в последующем.

Открытый вопрос: если информация раскрывается публично не самим обществом, а третьим лицом — будут ли применяться данные положения по аналогии? Скорее всего, нет, поскольку акционер (участник) не обязан следить за раскрытием информации третьими лицами, если только это не следует из иных обстоятельств.

В) Проведение годового собрания и материалы к нему

Введена презумпция, что участник узнал или должен был узнать о совершении спорной сделки не позднее даты проведения годового общего собрания участников (в отношении года совершения сделки), если только информация о совершении не скрывалась либо из материалов к собранию нельзя сделать вывод о совершении сделки. Например, из баланса не следует изменение состава основных активов по сравнению с предыдущим годом.

Таким образом повышается внимание к качеству предоставляемой на годовых собраниях информации. При этом акционерам необходимо более внимательно подходить к анализу показателей бухгалтерского учета.

Г) Пассивность участника

Постановление устанавливает, что отсутствие участников на протяжении двух и более лет на общем собрании и отсутствие запросов информации о деятельности общества также подтверждает факт наличия знания о совершенной сделке со стороны участника.

Теперь пассивность в отношении деятельности общества со стороны участника влечет невозможность предъявить иски в последующем.

Открытый вопрос: можно ли запросы информации направить позднее? Либо второй критерий «отсутствие запросов» тесно связан с периодом, когда проходили общие собрания участников?

Необходимость одобрения определенных действий[1].

Состав действий Необходимость одобрения
Изменение основных условий одобренной и совершенной сделки (сторон, выгодоприобретателей, а также условий, имеющих существенное значение для принятия решения об одобрении сделки, — цены, предмета, срока, обязанности предоставить обеспечение и т. п.) или порядка их определения Да
Образование единоличного исполнительного органа, передача функций управляющей компании, а также избрание членов коллегиальных органов управления Нет
Мировое соглашение, признание иска или отказ от него Да

Право на предъявление иска об оспаривании сделки[2]. Правом на предъявление исков об оспаривании сделок общества обладают члены совета директоров, а также участники (акционеры) общества. Постановление уточняет ряд правил, которые применяются в этом случае:

решение суда принимается в пользу общества, от имени которого предъявлен иск;
если на момент совершения сделки истец не являлся участником общества, это не станет основанием для отказа в иске;
переход долей (акций) к другим участникам (акционерам) не влияет на течение срока исковой давности для возможности оспаривания.

Возможность предъявления исков о возмещении убытков и исключении участников, заключивших спорную сделку, независимо от исков об оспаривании сделки[3]. Постановление закрепляет, что отказ в иске о признании недействительной соответствующей сделки или неоспаривание сделки не препятствует предъявлению иных исков. Отдельно Постановление оговаривает возможность исключения участника или акционера из общества, если он заключил сделку в ущерб интересам общества (в том числе как ЕИО) либо дал указание заключить такую сделку или проголосовать за ее одобрение. По сути, Постановление ввело дополнительное основание для возможного исключения акционеров (участников) из общества.

"Даже если истец не был участником общества на дату сделки, он вправе ее оспорить".

Крупные сделки

Обычная хозяйственная деятельность общества[4].Постановление останавливается на вопросах исключения из правила об одобрении крупных сделок тех сделок, которые совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности. Одним из критериев выхода за рамки обычной деятельности является прекращение или изменение ее вида либо существенное изменение масштаба. ВС отметил ряд квалифицирующих обстоятельств в этом отношении:

сдача в аренду основного производственного актива;
существенное изменение региона деятельности или рынков сбыта.

Отдельно отмечается, что соответствующие последствия должны наступать на момент совершения сделки. Наличие таких последствий в дальнейшем не свидетельствует напрямую о том, что та или иная сделка являлась причиной изменений.

Открытый вопрос. Вопрос причинно-следственной связи изменения деятельности и сделки все же остается открытым и должен решаться в каждом случае индивидуально. Полагаем, что Постановление во многом опирается именно на это. Положения о том, что последствия должны наступать на момент совершения сделки, представляются спорными, но будем смотреть на практику. В то же время очевидно, что ВС сделал шаги к снижению рисков оспаривания сделок со стороны неаффилированных кредиторов.

"Компаниям станет легче доказать, что сделка относится к обычной хозяйственной деятельности".

Заключение о сделке[5]. Согласно закону об акционерных обществах совет директоров либо ЕИО (в отсутствие СД) обязан подготовить и утвердить заключение о крупной сделке, если вопрос о ней рассматривает общее собрание акционеров[6]. Здесь были вопросы, на которые ответило Постановление, а именно:

заключение может содержать положительную или отрицательную рекомендацию, заключать ли сделку;
отсутствие заключения не является основанием для оспаривания сделки в связи с нарушением порядка одобрения;
требование о взыскании убытков в этом случае может быть обращено к членам совета директоров, не исполнившим обязанность по подготовке заключения.

Количественный критерий крупности сделки.Постановление закрепило два существенных разъяснения по данному вопросу.

А) Ответственность[7]. При анализе вопроса об отнесении той или иной сделки к крупной часто поднимается вопрос, как рассчитывать показатели для этой сделки. Один из ключевых моментов: нужно ли принимать в расчет возможную ответственность по сделке? Наконец появился ответ: не нужно. Исключение составляют случаи, когда будет установлено, что сделка заключалась с целью ее неисполнения или ненадлежащего исполнения.

Теперь, например, при расчете стоимости сделки по покупке актива или андеррайтингового соглашения необходимость ее одобрения будет оцениваться только исходя из объема обязательств. Это повлечет снижение требований к одобрению на уровне органов управления.

Б) Периодические платежи. Постановление устанавливает правила, которых требовало бизнес-сообщество. Если сделка предусматривает периодичность платежей, для расчета стоимости сделки и оценки необходимости ее одобрения берется сумма платежей за весь период действия договора. Если договор заключен на неопределенный период — за период, равный одному году. При вариативности платежей в рамках сделок с неопределенным сроком действия учитывается наибольшая сумма платежей за один год.

Открытый вопрос: как рассчитать стоимость сделки, если платежи в течение всего срока договора привязаны к показателям, которые нельзя рассчитать на дату сделки? Например, к уровню инфляции или стоимости торгуемых инструментов?

"Размер ответственности по сделке не учитывается при определении ее крупности".

Отчетность. Споры относительно того, в соответствии с какой отчетностью необходимо определять стоимость сделки, велись давно. Теперь все просто: с годовой отчетностью, предшествующей дате сделки, — по умолчанию, и иной, если она предусмотрена уставом или законом как обязательство общества. Для взаимосвязанных сделок балансовая стоимость активов берется на последнюю отчетную дату, предшествующую заключению первой из сделок[8].

Крупные сделки стоимостью более 50 процентов от стоимости активов общества[9]. Постановление оговаривает, что одобрение таких сделок является исключительной компетенцией ОСА (ОСУ) и не может быть отнесено к компетенции иных органов управления. Если такая сделка является также и сделкой с заинтересованностью, она должна быть одобрена как по правилам для крупных сделок, так и по правилам для сделок с заинтересованностью (если будет заявлено требование об одобрении).

Недобросовестная сторона и заведомая осведомленность. Еще раз закрепив презумпцию добросовестности контрагентов по крупным сделкам, Постановление установило новую концепцию «заведомая осведомленность»[10].

На заметку. Заведомая осведомленность — знание о значении сделки, ее последствиях для общества.

Теперь из презумпции незнания сторон о том, что сделка являлась крупной, сделано исключение.

Заведомая осведомленность предполагается, если контрагент, его контролирующее лицо или подконтрольное ему лицо является участником (акционером) общества или контролирующего лица общества либо входит в состав органов общества или контролирующего лица общества. Это положение повышает значимость контролирующих и подконтрольных лиц, делая работу с актуализацией информации о них все более насущным вопросом.

Постановление особо оговаривает, что наличие заверений или гарантий соблюдения корпоративных процедур не свидетельствует о добросовестности контрагента.

Распространение порядка одобрения крупных сделок на иные сделки обществ. Постановление вносит ясность в отношении того, можно ли распространять порядок одобрения крупных сделок на иные сделки, отвечая на этот вопрос утвердительно. И указывает, что при оспаривании таких сделок должны применяться правила п. 1ст. 174 ГК[11]. В то же время Постановление уточняет, что из устава нельзя исключить необходимость одобрения крупных сделок, а также невозможно урегулировать порядок их одобрения иным образом, нежели установлено законом[12].

Отсутствие возможности диспозитивно урегулировать вопрос об одобрении крупных сделок в ряде случаев является обременительным, особенно для частных компаний, где собственники по большому счету сами устанавливают правила игры. В то же время у миноритарных акционеров (участников) появляется больше возможностей для включения положений об одобрении сделок в рамках, например, соглашений о СП.

Сделки с заинтересованностью

Дополнительное раскрытие понятий «бенефициар» и «выгодоприобретатель». Постановление разъясняет, как оценить, является ли то или иное лицо выгодоприобретателем по сделке, и приводит примеры квалифицирующих признаков:

освобождение от обязанностей перед обществом (третьим лицом);
получение прав по сделке (страхование, доверительное управление, банковская гарантия);
иное извлечение имущественной выгоды: статус участника опционной программы, должника по обязательству, по которому общество предоставляет поручительство, залог (кроме случаев, когда такие договоры совершены не в интересах должника или без его согласия)[13].

По сути, Постановление систематизирует ранее сформировавшуюся практику признания соответствующих лиц выгодоприобретателями по сделкам, добавляя больше ясности для участников оборота.

Запрет на участие в голосовании по сделке с заинтересованностью. Ранее на практике уже появлялись вопросы относительно того, как быть с голосованием формально не заинтересованных лиц, находящихся под контролем заинтересованных. Теперь появился ответ: в голосовании по такой сделке эти лица, несмотря на отсутствие формальной заинтересованности, участия не принимают[14].

Правила одобрения сделок с заинтересованностью.Постановление урегулировало целый пласт вопросов касательно процесса одобрения сделок с заинтересованностью, где на законодательном уровне был пробел, а именно[15]:

требование о проведении заседания органов управления по одобрению сделки может быть направлено в любое время (до или после совершения сделки, до уведомления о сделке);
право члена совета директоров или участника (акционера) на подачу иска не связано с необходимостью направления требования об одобрении, а также не должно сопровождаться предварительным уведомлением о подаче иска;
если все акционеры заинтересованны, но при этом есть заинтересованность иных лиц, то согласие на совершение сделки дается большинством голосов всех акционеров, принимающих участие в голосовании.

Презумпция знания о сделке с заинтересованностью. Постановление установило, что другая сторона сделки (ответчик) знала или заведомо должна была знать о наличии элемента заинтересованности, если в качестве заинтересованных лиц выступают:

сама сторона сделки;
ее представитель, изъявляющий волю в сделке;
их супруги или родственники, указанные в законе.

Здесь, так же как для крупных сделок, отдельно оговаривается, что наличие в тексте соглашения гарантий или заверений о том, что все корпоративные одобрения получены, не является самостоятельным свидетельством добросовестности контрагента.

Теперь существенно проще устанавливать и распределять бремя доказывания в процессе оспаривания сделок с заинтересованностью.

"Заверения о получении корпоративных одобрений не свидетельствуют о добросовестности контрагента".

Непубличные АО и ООО: свобода регулирования порядка одобрения. Постановление оговаривает, что уставом непубличного АО и ООО нельзя изменить или отменить применение положений закона, касающихся условий признания сделок с заинтересованностью недействительными, в том числе положения о необходимости наличия ущерба интересам общества.

Если устав общества расширяет круг сделок, признаваемых сделками с заинтересованностью, такие сделки подлежат защите в соответствии с положениями п. 1 ст. 174 ГК[16].

Вывод. Последствия принятия Постановления сводятся к существенному снижению неопределенности для хозяйствующих субъектов в отношении порядка одобрения и последствий неодобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Бизнес-сообщество и судебная система получили достаточно зрелое Постановление, которое добавляет прозрачности и стабильности в гражданский оборот.


Комментарий эксперта

Более правильным будет запретить голосование и аффилированным лицам заинтересованных лиц

Срок исковой давности. Ранее в Обзоре судебной практики ВС № 3 (2016) было прямо указано, что «срок исковой давности по требованию участника хозяйственного общества о признании недействительной сделки по правилам о крупных сделках или сделках с заинтересованностью начинает течь с момента, когда этот участник общества узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения».

Согласно другим разъяснениям, если иск предъявило само общество, срок исковой давности исчисляется с момента, когда общество, например, в лице нового директора получило реальную возможность узнать о нарушении либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с данным директором (постановление Президиума ВАС от 10.12.2013 № 8194/13).

Постановление изменило данный подход: независимо от того, кто предъявил иск — само общество или участник (акционер), — исчислять срок исковой давности нужно исходя из осведомленности директора, совершавшего сделку, а если он является недобросовестным — исходя из осведомленности нового директора. И только если недобросовестный директор продолжает работать — с момента осведомленности оспаривающего участника (акционера).

Данный подход представляется более логичным после реформы ГК, когда участники (акционеры) стали представителями общества и такие иски предъявляются от имени самого общества. Теперь участники (акционеры) будут вынуждены доказывать недобросовестность директора, чтобы изменить начало течения срока давности. С точки зрения юридической чистоты это более правильно, однако насколько это правильно для защиты интересов самого общества — покажет время (не исключено, что в погоне за формальной юридической чистотой будут созданы серьезные препятствия для оспаривания таких сделок).

Голосование по вопросу заключения сделки с заинтересованностью. Представляется более правильным запретить голосование и аффилированным лицам заинтересованных лиц. Такую практику Экономколлегия ВС стала недавно проводить в отношении аффилированных лиц должника, запрещая им голосовать на общих собраниях кредиторов. Будет странно, если в голосовании не будут принимать участие подконтрольные организации заинтересованного лица, но к нему будут допущены родственники этого лица.

Заключение о крупной сделке. Постановление закрепило возможность привлечь к солидарной ответственности лиц, которые не подготовили и не представили ОСА заключение о крупной сделке.

Возникает вопрос, насколько такая ответственность соответствует допущенному нарушению. Оправданно ли привлекать таких лиц к ответственности за бездействие (не за представление положительного заключения на убыточную крупную сделку, а именно за непредставление заключения), когда акционеры, не получив такого заключения (а значит, не получив профессионального мнения о предполагаемых последствиях совершения крупной сделки для деятельности общества и оценки целесообразности ее совершения), все равно проголосовали за совершение сделки. Представляется, что в такой ситуации акционеры, действуя разумно и добросовестно, не должны принимать решение о заключении сделки. Между тем они приняли данное решение, а к ответственности привлекается другое лицо, которое, например, просто не успело до ОСА подготовить заключение.

Владислав Ганжала, партнер практики по разрешению споров и банкротству АБ «Линия права»


1 пп. 4–6 Постановления

п. 7 Постановления

п. 8 Постановления

п. 9 Постановления

п. 10 Постановления

п. 2 ст. 78 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»

п. 11 Постановления

п. 12 Постановления

пп. 16–17 Постановления

10 п. 18 Постановления

11 п. 19 Постановления

12 п. 20 Постановления

13 абз. 2 п. 21 Постановления

14 п. 23 Постановления

15 пп. 23–24 Постановления

16 п. 28 Постановления

 

Источник: Арбитражная практика для юристов, №8, август 2018

 

Участники