EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Недобросовестность директора: что ждать от кассации по делу ОВК

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

В апелляции директору компании удалось доказать, что поручительства на 115 млрд. руб. - это обычная хозяйственная деятельность компании, а не крупная сделка, как заявляют миноритарии фирмы. Правда, изначально с ними в этом согласился и АСГМ. Теперь миноритарные акционеры попробуют убедить Окружной суд в правильности своей позиции и выводов первой инстанции. 

В своей жалобе заявители указывают на то, что принцип добросовестности и вытекающий из него запрет противоречивого поведения (эстоппель) лишают права гендиректора ОВК Романа Савушкина заявлять о том, что договоры поручительств в этом случае не являлись крупными сделками. Ведь миноритарии расценивали их как таковые, опираясь на то, что собрание акционеров вагоностроительного предприятия одобрило эти  соглашения как крупную сделку.

Два важных обстоятельства в пользу миноритариев

В этом деле есть два обстоятельства, краеугольных по сути, которые абсолютно по-разному оценили первая инстанция и апелляция, утверждает адвокат S&K Вертикаль Алена Бачинская.

Во-первых, это вопрос наличия у сделок признаков крупности по «качественному» критерию, поясняет она: «Являются ли они для компании обычными хозяйственными операциями либо могут существенным образом повлиять на дальнейшую деятельность общества». Отменяя решение АСГМ, 9-й ААС сделал вывод, что сделки не являются экстраординарными: общество постоянно заключает схожие договоры поручительства. Но даже из приведенных в самом постановлении цифр и данных видно, что это не так, замечает Бачинская: «Масштаб спорных сделок является беспрецедентным, ведь речь идет о заключении сразу шести поручительствах на сумму, которая соответствует размеру обеспечений, выданных ранее ОВК в течение нескольких лет».

Более того, апелляция по не совсем понятной логике разрывает связь между сделками, не считая их взаимосвязанными, отмечает юрист: «Такая необоснованная переоценка апелляцией выводов первой инстанции привела к тому, что решение собрания акционеров признали недействительным по безусловному основанию – отсутствие у общего собрания акционеров компетенции на принятие решения». Это все требует детальной оценки суда кассационной инстанции, подчеркивает Бачинская.

Второе обстоятельство – это базовый вопрос наличия у истца права на иск, есть ли у него нарушенный и подлежащий защите законный интерес, поясняет юрист. Иск об оспаривании решения общего собрания ОВК подал заявитель, который одновременно является генеральным директором компании, членом совета директоров и микроминоритарием.  При рассмотрении дела в АСГМ истец пояснил, что он заявляет требования как акционер общества. Первая инстанция пришла к выводу, что Савушкин не мог повлиять на решение собрания акционеров и нет доказательств того, что он голосовал против принятого решения, обращает внимание Бачинская. Но в качестве руководителя предприятия и члена совета директоров последовательно оценивал эти сделки как крупные. Конечно, такое поведение должно оцениваться как недобросовестное, уверена юрист: «Оно направлено лишь на получение обществом технической возможности не выкупать акции у миноритариев, голосовавших против сделок поручительства».

Вот и Алексей Елисеенко из АБ Качкин и партнеры уверен, что управляющим компаниям фонда «Сафмар» следует акцентировать внимание кассации на главном обстоятельстве: иск предъявил директор компании, который одновременно является ее акционером и хочет уклониться от обязанности выкупить акции у миноритариев. Эксперт обращает внимание на то, что апелляция в своем постановлении практически не затронула вопрос о добросовестности истца. Хотя, по мнению Елисеенко, судьям 9-го ААС следовало более подробно исследовать вопрос о наличии либо отсутствии в действиях Савушкина злоупотребления правом с учетом имеющихся в деле доказательств и поведения истца, предшествующего подаче иска. Юрист уверен, если общество самостоятельно идентифицировало спорные сделки как крупные, а общее собрание акционеров одобрило их, то любые последующие действия общества, направленные на уклонение от обязанности выкупить акции у миноритариев, не должны подлежать судебной защите: «Как совершаемые с очевидным злоупотреблением правом».

Упирать надо на недобросовестность директора

Андрей Корницкий, советник АБ ЕМПП, соглашаясь с Бачинской, отмечает, что общая сумма сделок (количественный критерий) составила более 50 % от стоимости активов общества, и они являются взаимосвязанными, поскольку заключались в течение непродолжительного периода времени между одними и теми же взаимозависимыми лицами. Кроме того, эти соглашения, по сути, преследовали единую хозяйственную цель – обеспечить производство и поставку вагонов в рамках холдинга «НПК ОВК» (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 26 июня 2018 года № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»).

Кирилл Коршунов из АБ Линия права солидарен с мнением коллег, что первая кассация отменит акт апелляции: «Я склоняюсь к тому, что кассация оставит в силе решение АСГМ». Основное нарушение, которое допустил 9-й ААС – неправильный подход к определению качественного критерия крупности сделки. Эксперт советует заявителям жалобы на заседании в Арбитражном суде Московского округа сконцентрироваться на опровержении вывода апелляции о том, что договоры поручительств не являются взаимосвязанными. Если получится опровергнуть этот вывод, то доказать качественный критерий крупности сделки станет легче, поясняет юрист: «Очевидно, что сделка на 115 млрд. руб. больше похожа на сделку, которая может привести к прекращению деятельности общества или существенному изменению ее масштабов». О взаимосвязанности сделки в спорном случае явно свидетельствует то, что они направлены на достижении единой цели – обеспечение обязательств дочернего общества, говорит Коршунов.

Не может сделка на сумму, превышающую активы компании, быть для нее обычной. Даже если такие сделки совершаются с определенной периодичностью, то они все равно угрожают благосостоянию общества, уверен юрист. Если человек несколько раз прыгал с парашютом, это не означает, что парашютный спорт перестал быть для него экстремальным и стал обычным делом. Каждый прыжок – это все равно риск и экстраординарное событие. Если ранее подобные сделки квалифицировались как крупные, то тем более не понятно, почему в этот раз такая же сделка толкуется иначе.

Кирилл Коршунов, юрист АБ Линия Права

Эксперт полагает, что в спорном случае Окружной суд может отменить акт 9-го ААС, так как выводы апелляционной инстанции об отсутствии признаков крупной сделки не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам. Другим основанием для отмены может стать нарушение судом норм материального и процессуального права, из-за того, что нижестоящая инстанция не применила ст. 10 ГК о недобросовестности и злоупотреблении правом.  

Таким образом, оснований для отмены акта апелляции множество, резюмирует Сергей Савельев, партнер Saveliev,Batanov&Partners: «Но я бы в первую очередь сослался на эстоппель (противоречивое поведение истца), а также на выведение этой сделки из-под обычной хозяйственной деятельности». По его мнению, будет правильно отметить и то, что ошибочная квалификация сделки как крупной не влечет негативных последствий для миноритариев, которые предъявили ценные бумаги к выкупу по правилам акционерного законодательства.

История спора  

На заседании совета директоров вагоностроительной компании единогласно решили предоставить поручительства своим дочерним обществам, а когда сумма поручительства превысила половину стоимости активов организации, их одобрение вынесли на собрание акционеров. Благодаря такому одобрению акционеры, которые не участвовали в голосовании, получили возможность продать предприятию свои акции. На их обратный выкуп ОВК должна потратить несколько миллиардов. Эти финансовые расходы гендиректор не планировал нести и отправился в суд оспаривать решение общего собрания акционеров.

А гендиректор и миноритарный акционер Савушкин оспорил решения собрания акционеров (дело № А40-99921/2018). Он указал, что подобные сделки являются обычной хозяйственной деятельностью компании, которая связана с производством и поставкой грузовых вагонов. Соответственно, эти решения находятся в рамках компетенций генерального директора, а не акционеров, подчеркнул заявитель. Но первая инстанция отказала истцу, сославшись на два основных обстоятельства: Савушкин не смог подтвердить, что эти сделки действительно являются рядовыми для компании, и не доказал, что голосовал против них на собрании совета директоров. Кроме того, АСГМ подчеркнул, что обеспечение обязательств на сумму свыше 115 млрд руб. (более 126% от общей стоимости активов ответчика) – это крупная сделка. 

Апелляция не согласилась с таким решением, отменила акт нижестоящего суда и удовлетворила требования истца. 9-й ААС напомнил позицию Верховного суда из недавнего Пленума «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность». Там ВС разъяснил, что любая сделка хозяйственного общества считается обычной, пока заинтересованные лица не доказали иное. А для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие двух признаков: качественного и количественного. Первый в спорной ситуации и не учел АСГМ, отметила апелляционная инстанция. Апелляция указала, что за последние три года ОВК выдала уже 22 подобных поручительства, другие холдинговые вагоностроительные компании тоже заключают подобные договоры, а совет директоров в своем заключении не расписал, почему отнес спорные сделки к крупным. Более того, 9-й ААС не посчитал эти сделки взаимосвязанными. «Сафмар» не соглашается с такими выводами и оспорит их в Окружном суде 19 февраля 2019 года. 

 

Источник: Право.ru

 

Участники

Кирилл Коршунов Юрист