EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

ВС отменил решение апелляции, освободившей бывшего директора от договора поручительства. Линия Права для Интерфакса

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Верховный суд отменил решение апелляции, освободившей бывшего руководителя компании-банкрота от обязательств по договору поручительства за кредит. Сейчас и банк, и компания находятся в стадии ликвидации, а директор уволился. Эксперты, опрошенные «Интерфаксом», неоднозначно оценили это решение: одни увидели в нем риски для свободы договора, другие указали, что таким образом суды могли препятствовать злоупотреблениям со стороны поручителей.

Банк «Богородский» и ООО «Энергоконсалтинг» 29 мая 2013 г. заключили кредитный договор на открытие кредитной линии в 30 млн рублей на один год под 14% для пополнения оборотных средств и расходов, связанных с текущей деятельностью организации. Поручителем выступил директор компании Виктор Сула. В соответствии с дополнительным соглашением к кредитному договору от 29 мая 2014 г., по обоюдному согласию сторон лимит кредитования был снижен до 17,8 млн руб., а срок погашения кредита был продлен до 29 мая 2015 г.

Сейчас ООО «Энергоконсалтинг», по данным системы «СПАРК-Интерфакс», находится в стадии ликвидации. В 2012 г. выручка компании от продажи составила 112,5 млн рублей, в 2014 г. - 94 млн рублей, чистая прибыль - 767 тыс. и 640 тыс. рублей соответственно, активы - 62 млн и 155,8 млн рублей, краткосрочные займы и кредиты - 922 тыс. (в 2012г.) и 50 млн рублей (в 2014г.), кредиторская задолженность - 58 млн и 99 млн рублей. После 2014 г. компания отчетность не публиковала. Банк «Богородский» также находится в стадии ликвидации.

Банк выделил деньги, но компания не вернула долг и проценты. Банк обратился в Канавинский районный суд Нижнего Новгорода, который 16 февраля 2016 г. взыскал с компании и В.Сулы долг и неустойки. Суд не принял аргументы В.Сулы о том, что договор поручительства действует до расторжения его трудового договора и на тот момент он уже не был директором «Энергоконсалтинга». Апелляция частично отменила это решение, освободив В.Сулу от уплаты.

Тогда банк обратился с кассационной жалобой в Верховный суд. По договору поручительства, он прекращается после погашения обязательств должника. Расторжение трудового договора между поручителем и должником не входит в перечень оснований прекращения поручительства по ст. 367 Гражданского кодекса (Прекращение поручительства), говорится в определении Верховного суда. По мнению ВС, апелляция не указала правовую норму, предусматривающую возможность прекращения поручительства по этому основанию.

В постановлении Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК» говорится, что по смыслу п. 3 ст. 157 ГК заключение сделки под отменительным или отлагательным условием, наступление которого зависит, в том числе и от поведения стороны сделки, не запрещено. Апелляция посчитала, что расторжение трудового договора является отменительным условием и поручительство можно прекратить, однако не дала оценки, соответствует ли такое отменительное условие закону, так как оно может полностью зависеть от воли поручителя и должника, указал Верховный суд. Поскольку расторжение трудового договора может произойти по инициативе работника, суду надлежало указать закон, которым прямо предусмотрена возможность включения условия об одностороннем отказе от исполнения обязательств поручителя, чего сделано не было, говорится в определении.

ВС отменил решение апелляции и вернул дело на новое рассмотрение. Тем самым Верховный суд дал серьезный повод для обращения в ЕСПЧ, считает партнер Линии Права Владислав Тепляшин. «Позиция ВС РФ противоречит принципу свободы договора, предусмотренному ст.421 ГК. Кроме того, из буквального толкования договора прямо следует, что воля сторон была однозначно выражена о действительности поручительства исключительно в период трудовой деятельности соответчика. Этот прецедент посягательства на свободу договора отражает очень опасную тенденцию подмены закона на волю суда», - пояснил он «Интерфаксу».

Это определение отбрасывает нас на несколько лет назад, когда свобода договора была крайне стеснена и стороны фактически не могли формулировать удобные для них условия договора, добавляет юрист BGP Litigation Олег Хмелевский. По его словам, нужно указывать закон, который прямо запрещает включение условия от одностороннем отказе от поручительства, а не наоборот, как того требует Верховный суд.

«Верховный суд не принял во внимание ст. 407 ГК, которая разрешает прекращать обязательства по основаниям, предусмотренным договором. Кроме того, вывод ВС также полностью противоречит определению ВС от 15.05.2017 № 308-ЭС16-19725. В нем говорится, что п. 1-3 ст. 367 ГК, определяющие основания прекращения поручительства, не исключают возможность согласования сторонами договора иных условий прекращения обеспечительной сделки», - отмечает партнер практики по разрешению споров Goltsblat BLP Иван Веселов.

Есть и другая точка зрения. «ВС правильно вернул дело на новое рассмотрение, так как принцип обоснованности судебного решения предполагает ссылки на закон, которым руководствовался суд. В данном случае этого не было», - говорит управляющий партнер Адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин.

Возможно, что принятие подобного решения Верховным судом является следствием недобросовестных действий основного должника и поручителя, не исключает И.Веселов. Точно неизвестно, когда поручитель прекратил трудовые отношения с должником - до нарушения кредитного договора или после, указывает партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн Антон Бабенко. «Вряд ли можно согласиться с позицией, что поручительство можно прекратить в связи с увольнением поручителя после возникновения у банка оснований для взыскания задолженности. Тогда поручителю достаточно просто уволиться из организации, чтобы не нести ответственность за невозврат кредита основного должника», - рассуждает он.

Если суд установил, что трудовой договор расторгли только для того, чтобы прекратить поручительство, то он должен был отказать истцу, однако на это нужно было указать в решении, сейчас выводы сформулированы в достаточно абстрактной форме, отмечают эксперты.

По словам юристов, это решение может негативно сказаться на практике и компаниях. «Существенную часть делового оборота определяет правовая определенность и разумные ожидания участников оборота. Например, поручитель ожидал, что в случае расторжения трудового договора договор поручительства прекратится и поручитель может считать себя свободным от этих обязательств. Здесь разумные ожидания поручителя не оправдались. А если участник оборота понимает, что его разумные ожидания оправданы не будут, риск невступления в такие отношения существенно увеличивается, что ставит под угрозу заключение самой сделки на выгодных для обеих сторон условиях», - указывает О.Хмелевский.