EN
EN

Отрасли

  • Авиация и аэропорты
  • Автомобильная промышленность
  • Банки и финансовые институты
  • Государственный сектор
  • Грузоперевозки и логистика
  • Добыча и природные ресурсы
  • ЖКХ
  • Интернет и информация
  • Инфраструктура
  • Машиностроение
  • Медицина и фармацевтика
  • Металлургия
  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Алексей Костоваров всегда замечает искру в глазах юриста

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Советник Практики по разрешению споров и банкротству и руководитель Практики антимонопольного права Линии Права Алексей Костоваров начинал работать в компании на должности юриста. За восемь лет Алексей выиграл несколько знаковых
судебных споров в разных сферах, развил антимонопольное направление и стал руководителем одноименной Практики.

Я начинал работать юристом в Практике по разрешению споров и банкротству. Со временем появилось много антимонопольных проектов, которые вел я. В конце 2016 года антимонопольное направление выделено в самостоятельную Практику, я назначен ее руководителем. Сейчас помимо судебных есть проекты и по сопровождению антимонопольных проверок. Я намеренно не сужаю свою экспертизу только до антимонопольного направления: параллельно продолжаю сопровождать и общегражданские споры. Например, прецедентное дело по деривативам ПАО «Транснефть» против ПАО Сбербанк.

Антимонопольный комплаенс в ближайшее время будет модой и эффективным инструментом риск-менеджмента. Русские рассуждают прагматично. Антимонопольный комплаенс позволяет смягчить наказание, пусть порой и незначительно. Да, антимонопольный комплаенс еще не закреплен на законодательном уровне, но уже сейчас он является важным инструментом риск-менеджмента. Соблюдение комплаенса вместе с предшествующим ему антимонопольным аудитом позволяет исключить антимонопольные нарушения как таковые и, соответственно, многомиллионные штрафы и даже уголовную ответственность. Это демонстрирует и наш опыт работы с целым рядом клиентов.

Придерживаюсь позиции американского адвоката Ральфа Нейдера: «Задача лидера в том, чтобы было больше лидеров, а не в том, чтобы было больше тех, кто следует за лидером».

Юристов, которые готовы решать с ходу антимонопольную задачу, немного. Но на базе МГЮА есть профильная кафедра конкурентного права, на которой преподают как сильные профессионалы со стороны регулятора — ФАС, так и эксперты со стороны бизнеса, консультанты. Особенно ощущается недостаток антимонопольных юристов в регионах, поэтому подготовку специалистов по антимонопольному праву следует развивать.

Мы сами выращиваем сотрудников. Мы следим за талантливой молодежью, и если глаза у них горят, то мы эту искру обязательно заметим.

Есть яркие примеры, когда юрист, приходя к нам стажером, достигал довольно значительных высот. Сам я в бюро пришел на невысокую позицию, юрист второго года. Младший юридический состав. И уже 8 лет проработал, сейчас я — руководитель Практики.

У нас постоянный состав Практики. Как правило, юристы к нам только приходят и очень редко уходят. Мы долгое время друг с другом работаем, мы притерлись и понимаем, какие задачи и как выполняем. Поэтому у нас нет жесткого и постоянного контроля. Каждый юрист, даже из младшего состава, понимает свою ответственность и сам выполняет ту задачу, которая перед ним ставится. Контроль требуется точечный, на промежуточных этапах проекта.

Совещания - это большое зло. 
Поскольку у нас Практика состоит из небольшого количества юристов, то у нас по большому счету любое обсуждение вопроса и есть совещание. Зачастую оно превращается в бурный диалог, каждый отстаивает свою точку зрения, даже если юрист не касается этого проекта. Поэтому у нас эффективность измеряется скорее бурностью дискуссии.

Если у юриста не горят глаза — это уже неинтересно. Юрист не будет работать, ему неинтересно двигаться вперед и расти. Юрист — это такая профессия, которая требует постоянного самообразования. Это не обязательно чтение научных книг, прежде всего это изучение судебной практики. Для судебных юристов это вообще самое первое, что нужно делать: изучение законодательства — постоянное развитие.

Я на собеседовании стараюсь проверять не то, что человек знает, а то, как человек анализирует ту или иную ситуацию. Тому, кто приходит на собеседование, говорю: «Успокойтесь, я не хочу получить от вас правильный ответ, я хочу понять, как вы мыслите. Если вы мыслите, то вы решите любую задачу».

Я бы не простил равнодушие к работе, выполняемым задачам. Потому что я сторонник лояльного подхода к выполнению задач. Я жестко не контролирую, я жестко не наказываю за невыполнение. Для юриста важно, чтобы он горел работой, и тогда он сделает ее хорошо сам.

Для сотрудника важна лояльность и дисциплина. Дисциплина не с точки зрения, что он должен прийти точно в 9 часов утра в офис, а с точки зрения подхода к выполнению задачи. Если ему задача поставлена, он не должен подходить к ее выполнению формально. Он должен сам контролировать, успевает ли он ее выполнять, информировать руководство, клиента.

Источник: журнал «Корпоративный юрист», №2 февраль 2018

 

Участники