EN
EN

Отрасли

  • Авиация и аэропорты
  • Автомобильная промышленность
  • Банки и финансовые институты
  • Государственный сектор
  • Грузоперевозки и логистика
  • Добыча и природные ресурсы
  • ЖКХ
  • Интернет и информация
  • Инфраструктура
  • Машиностроение
  • Медицина и фармацевтика
  • Металлургия
  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Год борьбы за концессию. Статья Алексея Костоварова для журнала «Корпоративный юрист»

СтатьяКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Длительное время институт концессионных соглашений позволял довольно успешно строить больницы, укладывать дороги и ремонтировать ветхие водопроводы, и никаких существенных претензий со стороны надзорных органов не вызывал.

Однако в 2017 году концессии внезапно стали объектом пристального внимания ФАС России. Создалось впечатление, что антимонопольный орган поставил цель пересмотреть основополагающие элементы этого института, показателем чего являются два дела, которые довелось сопровождать в этом году.

«Башкирская концессия» (дело №А40-23141/2017) объемом финансирования – 23 млрд руб. Предмет претензий - модель финансирования. По мнению ФАС России, за счет публичного образования может возмещаться только часть расходов, а не все. При этом ранее по такой модели были реализованы такие концессии как: система «Платон», трасса «Москва-Санкт-Петербург», III и IV участки ЦКАД, и претензий к ним не было. Негативные последствия такой модели антимонопольным органом не указывались.

В итоге удалось доказать, что возмещение всех расходов за счет публичного образования не противоречит закону и не влечет отрицательных последствий, и суд согласился с такой позицией.

«Астраханская концессия» (дело № А40-204433/2016) объемом финансирования - 570 млн руб.

Предмет претензий - требование конкурсной документации об опыте финансирования подобных объектов. По мнению ФАС России, такое требование не подтверждает деловые качества участника конкурса и ограничивает доступ к участию в нем, хотя такой критерий повсеместно применяется и ранее не вызвал никаких нареканий. Антимонопольный орган полагал, что банковская гарантия – вот эффективный способ подтверждения финансовой состоятельности. Как и в первом деле, никаких негативных последствий установлено не было.

В итоге удалось доказать, что это требование направлено на подтверждение деловых качеств (не каждый сможет привлечь такую сумму финансирования), а вот вариант с банковской гарантии как раз и ограничит доступ к участию в конкурсе, и суд поддержал такую позицию.

Год борьбы за концессию показал, что антимонопольный контроль за сферой концессионных соглашений существенно усиливается, что предопределяет более тщательный подход на стадии подготовки конкурсной документации и более квалифицированное выстраивание правовой позиции на стадии антимонопольного разбирательства.

Источник: журнал «Корпоративный юрист» №11, 2017