EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Верховный суд разъяснил, как считать срок для оспаривания сделки с предпочтением

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

По общему правилу сделки с предпочтением могут быть оспорены в течение года со дня, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки. На первый взгляд, определить, когда начал течь срок исковой давности, несложно. Однако на практике все не так просто. Например, установить, когда у управляющего возникла потенциальная осведомленность о пороках сделки, бывает крайне трудно. В деле № А40-161486/2017 Верховный суд разъяснил, на что стоит обратить внимание при исчислении сроков.

Страховая компания незадолго до признания ее банкротом перечислила 80 миллионов рублей в счет оплаты векселя Гильметдинову М.Д. АСВ, узнав о переводе денежных средств, обратилось к Гильметдинову М.Д. и бывшему руководителю компании за истребованием документов, связанных с переводом денежных средств.

АСВ документы не получило, посчитало, что оснований для перечисления денег не было и обратилось в суд с иском о взыскании с Гильметдинова М.Д неосновательного обогащения (дело № 2-1233/2019). Гильметдинов М.Д., возражая против иска, представил документы в обоснование перечисленных 80 миллионов. 14.03.2019 в первом судебном заседании АСВ получило эти документы и решило оспорить банковские операции как сделки, совершенные с предпочтением.

АСГМ и 9ААС удовлетворили требования АСВ. Суды исходили из того, что операции совершены в течение срока подозрительности, Гильметдинов М.Д., будучи аффилированным лицом, знал о неплатежеспособности компании и недостаточности имущества. Довод о пропуске срока исковой давности суды отклонили, ссылаясь на незнание АСВ обстоятельств совершения операций. Первичные документы агентство получило лишь 14.03.2019, а значит, не пропустило срок исковой давности, обратившись с иском 25.09.2019.

Однако кассация с таким решением не согласилась и посчитала срок исковой давности пропущенным. Суд указал, что с даты назначения АСВ временной администрацией (20.07.2017) и конкурсным управляющим (16.10.2017) прошло более года на момент оспаривания сделки, а значит, срок пропущен. Таким образом, суд связал осведомленность АСВ о сделке с самим фактом наделения агентства полномочиями арбитражного управляющего.

Верховный суд с такой позицией не согласился, сделав акцент на нескольких принципиальных моментах:

    Нельзя связывать полную осведомленность о сделке с самим фактом наделения АСВ полномочиями по доступу к информации должника. Сделок может быть много, а времени для их незамедлительного анализа и реагирования недостаточно.
    От АСВ могли скрывать существенные сведения о сделке. Для поиска дополнительной информации необходимо время.
    Знание АСВ о совершении сделки еще не свидетельствует об осведомленности о ее пороках.

Верховный суд также отметил, что не каждая сделка, совершенная за полгода до введения временной администрации и повлекшая предпочтительное удовлетворение требований одного из кредиторов, недействительна. Нужно доказать сложный юридический состав по п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, чтобы признать ее недействительной.

Верховный суд обратил внимание на довод о том, что АСВ имело реальную возможность узнать о деталях сделки у банка, в котором был открыт счет должника. Гильметдинов М.Д. неоднократно ссылался, что банк должен был располагать исчерпывающими сведениями о сделке на столь значительную сумму из-за требования Закона о противодействии легализации доходов.[1] По мнению Верховного суда, данный факт имеет существенное значение для решения вопроса о пропуске срока исковой давности и отменил решения нижестоящих судов, направив дело на новое рассмотрение.

Сформированная в данном деле позиция ВС РФ должна внести правовую определенность в вопрос о применении срока исковой давности при оспаривании сделок в делах о банкротстве. Верховный суд разъяснил, что неправомерно начинать отсчет срока исковой давности с момента, когда арбитражный управляющий узнал о сделке. Судам необходимо установить, когда управляющий узнал об обстоятельствах, подтверждающих заключение сделки с предпочтением. Осведомленность о пороках сделки означает, что управляющий узнал о нарушении прав кредиторов (если это сделка с предпочтением), а значит у него есть год на оспаривание сделки. Выводы, которые сделал суд, позволят менее формально подходить к вопросу о начале течения срока исковой давности.

 


[1] Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ

Участники