EN
EN

Отрасли

  • Некоммерческие организации
  • Пищевая промышленность
  • Розничная торговля
  • Сельское хозяйство
  • Спорт
  • Страхование
  • Телекоммуникации, медиа и технологии
  • Транспорт
  • Туризм, гостиничный бизнес и индустрия развлечений
  • Частные и венчурные инвестиции
  • Экология и обращение с отходами
  • Энергетика и атомная промышленность
Практики и отрасли

Поручительство или субсидиарная ответственность? И то, и другое!

НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

ВС РФ разрешил привлечь к субсидиарной ответственности КДЛ[1], с которого ранее взыскали долг как с поручителя[2].

Фабула дела

В 2013-2015 годах Банк Москвы выдал ООО «Югметаллснаб-Холдинг» кредиты на сумму 390 млн рублей под поручительство Руслана Булько – директора и единственного участника общества. Денежные средства не были полностью возвращены.

В 2016 году права требования по кредитам перешли к Банку ВТБ в результате присоединения к нему Банка Москвы. В ноябре 2016 года Банк ВТБ в суде общей юрисдикции взыскал с Булько как с поручителя долг общества в размере 281,62 млн рублей. В 2018 году по инициативе Банка ВТБ Булько был признан банкротом, реализация его имущества продолжается до сих пор.

В январе 2017 года АС Ростовской области признал ООО «Югметаллснаб-Холдинг» банкротом. В 2019 арбитражные суды привлекли Булько к субсидиарной ответственности по долгам общества, а к вопросу о размере ответственности вернулись в 2020 году.

АС Ростовской области посчитал, что Булько обязан выплатить 272 млн рублей, в том числе 226 млн рублей долга перед Банком ВТБ. Булько возражал, указывая на двойную ответственность по одному основанию. Суд, однако, пришел к выводу, что двойного взыскания не произойдет. Так, в случае исполнения Булько решения суда общей юрисдикции сократится долг ООО «Югметаллснаб-Холдинг» перед Банком ВТБ, а следовательно, и размер субсидиарной ответственности Булько.

Апелляция и кассация доводы первой инстанции не поддержали и согласились с Булько. По мнению вышестоящих судов, предмет и основания требования о привлечении к субсидиарной ответственности и требования, рассмотренного судом общей юрисдикции, совпадают, поэтому производство в этой части подлежит прекращению. 15 ААС указал, что, заявив прямой иск к руководителю должника о возмещении причиненного вреда вне рамок дела о банкротстве, банк фактически выбрал способ распоряжения частью принадлежащего ему требования. В подтверждение своей позиции 15 ААС сослался на определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 03.07.2020 № 305-ЭС19-17007(2) по делу № А40-203647/2015 (дело общества «ДИС»).

Позиция СКЭС ВС РФ

СКЭС ВС РФ с позицией 15 ААС и АС СКО не согласилась и оставила в силе определение АС Ростовской области. Экономколлегия указала, что требования из поручительства и субсидиарная ответственность имеют разные основания. Долг по поручительству – договорная ответственность, а субсидиарная ответственность – деликтная. Поскольку требования имеют разную природу, они друг друга не исключают.

«Требования банка по договорам поручительства включены в реестр требований кредиторов Булько Р.В., от которых должник – физическое лицо может быть освобожден по итогам своей процедуры банкротства, а отказ в привлечении Булько Р.В. к субсидиарной ответственности по обязательствам банка может повлечь за собой полное освобождение Булько Р.В. от обязательств перед банком. Следовательно, подход, предложенный судами апелляционной инстанции и округа, может сделать невозможным восстановление прав кредитора в аналогичных ситуациях, поскольку от поручительства можно освободиться, а от привлечения к субсидиарной ответственности – нет» – отметила СКЭС ВС РФ.

Коллегия согласилась с выводом АС Ростовской области об отсутствии двойного взыскания и указала, что «в целях недопущения двойного фактического взыскания одной и той же суммы в судебном акте о привлечении к субсидиарной ответственности должно быть указано на известное суду решение о взыскании с данного лица денежных средств как с поручителя: погашение им задолженности по договору поручительства влечёт уменьшение объёма субсидиарной ответственности и, как следствие, размера подлежащей фактическому взысканию по соответствующему судебному акту суммы, что и было сделано судом первой инстанции».

По мнению СКЭС ВС РФ, обязательства Булько по договорам поручительства и субсидиарная ответственность Булько за невозможность погашения требований кредиторов должника являются солидарными. Наличие у Банка ВТБ двух требований к Булько не означает, что банк получит в два раза больше голосов в деле о банкротстве Булько. Права Банка ВТБ по солидарным требованиям определяются в размере предмета солидарного обязательства – то есть в том объеме, в котором размер ответственности поручителя совпадает с размером долга основного должника, к субсидиарной ответственности по обязательствам которого привлечен поручитель.

 

 

Экономколлегия не стала применять позицию, которая была высказана ей в деле общества «ДИС»: тогда суд пришел к выводу, что требование о возмещении вреда, причиненного преступлением, и требование о привлечении к субсидиарной ответственности являются тождественными, поскольку они оба являются разновидностью иска о возмещении вреда. Требования же к Булько имеют разные основания, следовательно, такая тождественность отсутствует.

 

 


[1] Контролирующее должника лицо

[2] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.12.2021 № 308-ЭС17-15907(7) по делу № А53-1203/2016

 

 

Участники